Священномученик Александр, пресвитер Подольский

Welcome
Username:

Password:


Remember me

[ ]
Стихи Ивана Панина

Устал, присядь и отдохни
На травку рядышком с берёзой,
К стволу спиною прислонись
И посиди в тени немного.
 
А за берёзой будет пруд,
В нём рыбки плещутся, играя,
Лягушки квакают порой,
И солнце светит, восхищаясь.
 
Ты отдохни и снова в путь,
Он не далёкий и не близкий.
Твой путь длиною в жизнь,
А значит, пройди достойно каждый миг.
 
Так что скорей иди вперёд
Навстречу радости и свету,
Когда пройдёшь, то всё поймёшь,
Не зря ты шёл, не зря всё это.
Придёшь и счастье обретёшь,
И долгую любовь на свете.
 
                 ***
Когда-нибудь ты в миг поймёшь,
Что всё на свете не напрасно,
Что все пути ведут сюда,
Здесь всё наполнено теплом,
Любовью, радостью и лаской.
 
Ты в миг поймёшь, к чему стремился,
Чего так ждал, к чему ты шёл.
И Господа перста приснятся
Тебе прекрасным ярким сном.
 
Когда-нибудь ты вдруг поймёшь,
Что то не сон, то быль, то правда,
И вот тогда церковный звон
Тебе покажется наградой.
05.03.2010 г.
Posted by admin on Saturday 18 October 2014 - 10:18:40 printer friendly create pdf of this news item
ХРИСТИАНЕ. ЧАСТЬ IV

dsc_0101_d.jpg     ВАЛЕНТИНА АЛЕКСАНДРОВНА
     «Я сейчас вспоминаю тот момент, когда стало ясно, что будет строиться храм, что настоятелем этого храма будет о. Евгений. Мы тогда возвращались из Ерино и решили просто приехать сюда и посмотреть, где же будет строительство храма. Здесь был памятный камень, который до сих пор и стоит. Я помню, как мы тогда его фотографировали, и мне казалось, что это какая-то далёкая несбыточная мечта. Ведь сколько нужно времени для того, чтобы построить храм. А когда сейчас я понимаю, что уже прошло 5 лет, то кажется, будто всё это было совсем недавно. Как же быстро летит время. Конечно, когда храм уже построили, и на освящение его приезжал митрополит Ювеналий, для меня это был праздник, радость. Радость о том, что теперь есть храм, что настоятелем будет о. Евгений, которого я давно знаю, к которому я ездила ещё в Ерино.
     В своё время я начала искать Бога, и когда мы ищем Бога и хотим прийти к Нему, мы, прежде всего, идём в храм. Там, где я живу, в старом Замоскворечье, много старинных, богатых своей историей храмов. Я приходила в один храм, приходила в другой, но сердце мне не подсказывало, что тут я готова остаться. Тот самый храм я нашла только в Ерино. Хотя, этот путь был совершенно не ближним. Но мы приезжали, и это была радость.
     Дело в том, что о. Евгений приезжал в Москву со своими лекциями. Это были даже не лекции, а беседы. Я посещала их, а потом через некоторое время стала ездить в храм, где служил батюшка. Дорога, как я сказала, была нелёгкой: метро, электричка, автобус, и ещё пешком от автобуса приличное расстояние. Храм в Ерино восстанавливался, и мы все были нацелены на то, что это наш дом, это замечательное место, где мы собираемся, где мы молимся Богу, познаём Бога. И когда о. Евгения перевели в Троицкий собор, стало не хватать этого общения. Поэтому, конечно, я ждала, что у о. Евгения будет свой приход, что можно будет приходить к нему в храм. И когда храм построили, я стала ездить всё чаще и чаще, так и приезжаю по сей день.
     Конечно, в первую очередь, в новом приходе радостно видеть знакомые лица. Общаешься поначалу с теми людьми, которых знаешь. Что касается новых прихожан, то удивителен тот факт, чем больше ты познаёшь этих людей, тем больше тебе хочется с ними общаться, дружить. Но, к сожалению, между людьми бывают и непростые отношения, изначально они могут и не складываться. У меня есть принцип: с человеком надо общаться с расстояния свободы. На каждого, даже незнакомого, человека, как говорит о. Евгений,  нужно смотреть Божьими глазами. Господь любит всех, искра Божья есть в каждом человеке. Когда начинаешь общаться с человеком, эта искра ещё больше разгорается, превращаясь в пламя.
     С Ириной Сушковой я знакома ещё по Ерино. Но здесь мы стали общаться с ней более тесно. Может, потому что круг знакомых в Ерино был шире. Здесь мы с Ирой подружились, я увидела в ней много замечательных качеств, которые в ней есть. Людмилу Рауфовну я знаю давно, но для меня открываются новые стороны, новые грани этого человека. Её душевность, теплота, любовь каждый раз открываются заново.
     На ум мне приходит евангельский сюжет, когда Христос вместе со своими учениками поднялся на гору Фавор, на которой происходит преображение Господа, а ученики не желают покидать этого места, предлагая Христу остаться и устроить три кущи. И у меня есть место, из которого не хочется уходить. ХРАМ – СЛОВНО ТА САМАЯ КУЩА, ГДЕ ХОРОШО И ХОЧЕТСЯ ОСТАТЬСЯ. Но уходя, я всё равно знаю о том, что вернусь, что смогу сюда прийти снова и снова. КУЩА, В КОТОРОЙ ТЕПЛО И СВЕТЛО, ГДЕ МЕНЯ ЛЮБЯТ, И ГДЕ Я МОГУ ПРОЯВЛЯТЬ СВОЮ ЛЮБОВЬ К ДРУГИМ».   

     АНТОНИНАdm4kp5cuvve.jpg
     С о. Евгением я познакомилась давно, в то время он служил ещё в Троицком соборе и занимался работой с молодёжью. Отдел РПЦ по делам молодёжи ежегодно устраивает форум «Феодоровский городок». На этом мероприятии со всех регионов России собираются люди, которые принимают активное участие в церковной жизни. Я тогда жила в Ставрополе и приехала в «Феодоровский городок» от Ставропольской епархии. Именно там я и познакомилась с о. Евгением.
     Меня это мероприятие настолько вдохновило, что я решила переехать в Москву. Три года я работала в отделе по делам молодёжи РПЦ и жила, можно сказать, при храме на Крутицком подворье, активно занимаясь церковно-приходской жизнью.
     За время своей работы я познакомилась со многими людьми в храме, общалась со многими священниками. На мой взгляд, в большинстве случаев существовала некая зашоренность и порой слепое следование традициям. В итоге, за три года моего пребывания в Синодальном отделе я настолько впечатлилась, что несколько лет вообще не ходила в храм. Пока, наконец, не стала ощущать некую пустоту внутри. С одной стороны, на то время в моей жизни всё было хорошо: и с работой, и с карьерой, и с личной жизнью, но с другой стороны, каждый день мне сопутствовало ощущение пустоты. Казалось, всё есть, но чего-то главного не хватало. Поэтому первое, что я сделала - я пришла в храм. Почему именно в этот храм? Ещё тогда, познакомившись с о. Евгением, я видела другую точку зрения, он своим примером может показать путь, за ним хочется следовать. Как мне кажется, он умеет очень трезво оценить любую сложившуюся ситуацию, не отделываясь общими словами - это грех, надо молиться и каяться, а используя индивидуальный подход к каждому человеку. Хочется становиться лучше.
     Приехав в храм на Силикатной, я ощутила большой контраст: то, с чем я столкнулась там, работая в Синодальном отделе, и то, что увидела здесь – как небо и земля. Как говорится, «рыба гниёт с головы», но, наверное, есть и обратная какая-то поговорка, которой я не знаю. О. Евгению удалось собрать вокруг себя очень светлых и хороших людей, которые являют собой общину. Это чувствуется и когда стоишь в храме на службе, и когда спускаешься вниз. Во многих храмах часто можно наблюдать, что большинство прихожан приходится на пожилых людей. Среди них нередко существует такое явление: кто-то пришёл в храм без платка, кто-то не так перекрестился, в борьбу с «нарушителями» сразу вступают так называемые «православные ведьмы». Здесь же независимо от возрастов и взглядов на жизнь совершенно разные люди каким-то образом сосуществуют друг с другом.
     Соблюдение всех правил и законов не является самым главным в жизни христианина. Я сужу по себе: вроде ходила в храм около двух лет, все посты соблюдала, была «правильной» в платочке, но до сути не доходила. Приходила отстоять службу, выполнить какой-то свой долг, поставленный самой себе же, не понимая, для чего я это делаю. Да, сейчас я не ношу платок. Сначала чувствовала себя виновато, а потом поняла, что ощущение вины – это не то, для чего я прихожу в храм.
     Если говорить об отношениях с людьми, то скажу, что мне сложно влиться в приходскую жизнь, потому что в моей повседневной жизни совсем другой мир. Но меня радует тот факт, что при храме большое количество молодых людей, которые сами находят себе занятие. Часто люди начинают думать о Боге на пенсии, а здесь довольно много молодёжи. Я вижу их интерес, и он заражает меня. Я действительно уезжаю отсюда умиротворённой. Что ещё удивительно: я хожу к психотерапевту, и всю неделю по итогам беседы с ним, я,  как правило, размышляю на какую-нибудь тему. Порой бьюсь, бьюсь в стену непонимания какого-то вопроса, а когда приезжаю на воскресную службу, слушаю проповедь, то всегда нахожу ответ. Для меня это удивительно.
     ОТВЕТ. НЕ НА ВСЁ, КОНЕЧНО. ВАЖНО, КАКОЙ ВОПРОС ТЫ САМ СЕБЕ ЗАДАЁШЬ. И ЕСЛИ ТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СТАВИШЬ ПЕРЕД СОБОЙ ВОПРОС, ДОВОЛЬНО ЧЁТКИЙ, И ПРИХОДИШЬ С НИМ К БОГУ, ТО ТЫ ПОЛУЧИШЬ ОТВЕТ. Главное, правильно задать вопрос, да и вообще в принципе задавать вопросы самому себе и Богу. Поэтому, в первую очередь, для меня и храм, и вера – это ответ. Во-вторых,  это постоянная работа над собой и постоянное познание, потому что каждый раз я открываю что-то новое, и каждый раз мои отношения с Богом меняются. Семь лет назад это были одни отношения, сейчас они совершенно другие. И это постоянный путь.

img_1982.jpg     НАДЕЖДА
     Моё внутреннее состояние на момент прихода в храм, тогда это была церковь в Поленово, требовало ответов на многие вопросы. В то время я забросила учёбу, увлёкшись танцами. В этой сфере открылись некоторые перспективы, мне дали работу, я вела танцевальные группы. На тот момент меня очень увлекали современные танцы, и я, полная грёз, перестала ездить на учёбу. У меня ведь открылись такие горизонты, какая там учёба. В итоге, я была отчислена из института, и, как со временем поняла, слава Богу, что так произошло, потому что мне это совсем не нравилось. Я поступала на экономиста только лишь с целью получить высшее образование,  а профессия экономиста – вроде востребованная специальность. Забегая вперёд, я нашла себя дома в семье, а не на работе.
     Потом ничего не получилось и с танцами: надо было хорошо развиваться, я не имела возможностей, не было рядом и людей с такими же целями в жизни, к которым можно было бы обратиться за поддержкой. Я была одна. И когда появились какие-то сложности, я не смогла с ними справиться и пошла работать в банк. В банке предполагалось продвижение по карьерной лестнице, что меня и привлекло. Но, по всей видимости, эти банки, принадлежащие одному холдингу, занимались «отмыванием» денег, и в какой-то момент постепенно стали закрываться. На моих глазах закрылся один банк, потом другой. На работе, по сути, заниматься было нечем, мы бездельничали перед компьютером. Наверное, как и многие из молодёжи, я создавала на сайте знакомств анкеты с целью познакомиться. Я часто находила себе компанию, с которой много каталась на велосипеде, на сноуборде. Потом я увидела в этом общении столько лицемерия, что в один момент удалила все анкеты из интернета и зареклась, что больше ничего выкладывать не буду. Однако, безделье на работе сподвигло меня снова создать на сайте страницу, на которой я разместила только свою фотографию. Вскоре я увидела фотографию одного молодого мужчины, которого звали Никита, его страница в интернете мне показалась интересной, и я решила с ним познакомиться. В этот же вечер встретились. Как выяснилось позднее, Никита просил Бога о встрече с будущей женой, и в следующие выходные мы приехали в Поленовский храм вместе. Я нашла того человека, которого искала, и пошла за ним.
     Таким образом, вместе с мужем я стала ездить в Поленово. Меня впечатлило это место по красоте, в храме была удивительная атмосфера, что-то домашнее, уютное. На первой Литургии тронули сердце слова батюшки, они соответствовали на тот момент моим переживаниям. Он привёл меня к мыслям о том, что существует не только то, что я вижу, но и что-то ещё, сокрытое от моего сознания. В дальнейшем мы познакомились с общиной, началась совсем другая жизнь.
     Всё было прекрасно и замечательно до того момента, как начали происходить неприятные события в жизни храма, что впоследствии привело к уходу священника и последующему распаду общины.  Когда мы перешли в другой храм, я до конца не понимала, что там произошло на самом деле. Мне казалось, что там так хорошо. У Никиты, человека более трезвого, возникали сомнения насчёт устройства жизни при храме в Поленово. Всё было по полочкам, всё идеально и красиво и по-другому быть не может. А если ты что-то сделаешь неправильно, например, с утра не помолишься, то чувствуешь себя виновато. Оборачиваясь назад, вспоминаю, что, в принципе, и у меня были смущения: все такие правильные, а я какая-то не такая. Я старалась вести себя по тем правилам, которые были в храме, чтобы не быть белой вороной, не выделяться из толпы, и никогда не раскрывалась. Во-первых, в силу своего характера я не могу сразу открываться человеку, а в особенности целой толпе, мне это очень тяжело, а во-вторых, хотелось избежать со стороны других осуждения и непонимания. 
     Когда община развалилась, мы с мужем пришли в этот храм. Никита много рассказывал об о. Евгении, о его беседах. Меня заинтересовало то, что о. Евгений в своих беседах ориентирует на свободу личности. Приехав сюда в храм, меня очень впечатлило, как нас встретил батюшка, мы поделились с ним своими проблемами, переживаниями. Меня интересовал вопрос, что же делать теперь, когда рухнула та идеальная картинка, которую я наблюдала в Поленовском храме.
     Поговорив с о. Евгением, я поняла, что жила не своей жизнью, делала только то, что надо делать или то, что делали другие. Выразить своё личное мнение, отличающееся от общепринятого, поделиться сомнениями, с кем-то не согласиться, над чем-то задуматься было либо как минимум тяжело, либо вовсе непозволительно. А здесь я столкнулась с совершенно другой точкой зрения, с совершенно другой жизнью, во главе которой стоит свобода человека, который волен выбирать свою жизнь сам, в т.ч. и духовную. И мне кажется, без этой свободы жить невозможно, потому что силой никого в храм не загонишь. Но попав в Церковь, теперь человек должен думать, что он делает, и, главное, зачем он это делает. Столкнувшись с такой свободой, сначала я была шокирована. Ведь проще всего жить, когда мне говорят, как жить: «Делай это и будет тебе хорошо, а сделаешь по-другому, будет плохо». Если всё исполнять, то на меня не будут косо смотреть, я буду хорошим человеком, образцовой православной христианкой. А здесь, наоборот: тебе даётся свобода, и ты делаешь, что хочешь, но это, безусловно, намного сложнее. В этом главная проблема, но в этом и главная радость, что ЖИЗНЬ В ЦЕРКВИ – ЭТО НЕ ЖИЗНЬ ПО ПРАВИЛАМ, ОНА ДРУГАЯ, ОНА ЖИВАЯ, ОНА НАСТОЯЩАЯ. Жизнь для каждого человека своя, а не общая для всех. Здесь я стала такой, какая я есть, и меня такой принимают. Теперь я иду своей дорогой, хотя, не скрою, делаю это не без страха: теперь приходится думать и брать на себя ответственность за свои действия.
     Здесь я встретила интересных людей, у которых есть своё мнение, которые живут своей жизнью, своими мыслями, своими исканиями, правда, с которыми мало общаюсь, но всё же потихоньку начинаю ближе знакомиться. Мне хочется общаться, но я понимаю, что, наверное, сейчас не время, потому что у нас маленькие дети, мы, буквально, приезжаем и уезжаем, не хватает времени для более глубокого общения. Но думаю, что всё-таки всему своё время.

     НИКИТАrosin_d.jpg
    «Раньше мы ездили в храм Святой Троицы, который располагается в местечке Поленово.
    Моя история такова. Я приехал в заповедник Поленово вместе с другом. Мы приехали погулять, отдохнуть, окунуться в эту купель. Я в то время увлекался темой закаливания, изучал общее воздействие воды на организм человека. Всё это совпадало с моментами поиска смысла жизни, передо мной стоял вопрос: в какую сторону двигаться. Начал читать Евангелие. Эта книга произвела на меня очень сильное впечатление. Читая её, перечитывая много раз, что-то внутри меня происходило. 
     Впоследствии я приезжал в Поленово уже самостоятельно. Возле источника начиналась дорожка через лес, которая вела к красивому храму. Я зашёл в него. Большое количество людей, все стояли и пели. Батюшка читал проповедь, он достаточно искусно говорил. Слова этой проповеди в моём сердце как-то откликнулись. В общине было много молодых людей, семейных. В основном люди приезжали туда из Москвы. В Поленово, естественно, возникало ощущение, что ты далеко от города, кругом была тишина.
     Заезжая в эти места, стал заходить в храм. Меня заинтересовала служба, хотелось понимать, что здесь происходит, хотелось даже немного в этой службе участвовать.
     В скором времени, посещая этот храм, я пришёл к интересному состоянию. На тот момент начал понимать, что работа с людьми накладывает на человека некую ответственность. Окончив институт, я обладал набором каких-то разрозненных знаний, имел опыт и единоборств, и занятий йогой, и других направлений своей спортивной деятельности. Я пришёл к некоему тупику, не знал, как мне дальше двигаться. Хотелось структурировать знания и качественнее выполнять свою работу, повышать свои физические показатели. Мне необходим был учитель. Я думаю, что же делать. Читая Евангелие, вспоминаю отдельные фразы: «Просите, и дано вам будет». Значит, сделаю так: встану в храме и попрошу. И попросил: «Господи, у меня такая просьба к Тебе, мне нужен учитель, хочется, чтоб встретился человек, который мог бы мне помочь. Ну всё, действуй». Через неделю я встречаюсь с очень интересным человеком, который является автором методики «Исцеляющий импульс». Начав работать по этой методике, я столько приобрёл необходимых знаний о человеке, об организме, о физических качествах, этот человек помог мне структурировать мои знания и дал конкретный хороший импульс к дальнейшему развитию. Я получил то, что искал, в мгновение ока. Меня это так удивило: ничего себе, сработало!
     Во мне постепенно возникало чувство, ощущение того, что, будучи молодым человеком, в полном расцвете сил, я хочу создавать семью. Присутствуя на Литургии и видя семейные отношения, я постоянно удивлялся: эти люди друг на друга смотрят вроде невраждебно, а как-то существуют друг с другом, относятся друг к другу не с точки зрения потребления, не с той позиции любви, которая доносится до наших умов с экранов телевидения и, вообще, в массовой культуре (в тот момент я, в принципе, так и жил по отношению к людям, в т.ч. и к женщинам), а с какой-то другой позиции. Здесь увидел нечто другое: существует любовь между мужчиной и женщиной, и она совершенно другого порядка. Я ощутил это каким-то внутренним чутьём, и меня это очень удивило. Я думаю: так, хорошо, значит, надо действовать. Надо снова встать в храме и попросить. Я встал и говорю: «Господи, Ты одну мою просьбу выполнил. А теперь хочу жену, хорошую, чтоб я сразу понял, что это мой человек. В следующий приезд в храм хочу быть не один, а с женой, с которой по жизни бы двигались вместе, и, более того, двигались с Тобой. Всё, действуй».
     Произошло удивительное событие. Через какое-то время я повстречал свою будущую жену Надежду. После нашего знакомства, в этот же день, я улетал в горы, через три дня, вернувшись, я заехал за ней, и мы с того времени не разлучаемся. В следующие выходные мы приехали вместе в храм.
     Я был поражён: что прошу, то мне удивительным образом даётся. Я понимал, что далеко не праведник, и много всяких ошибок наделал в жизни. Но при этом я ощутил любовь ко мне  со стороны Христа, безусловную любовь. Тот образ, ощущение Христа, которое во мне возникало в процессе чтения Евангелия, соответствовало пережитому опыту.
     Моё пребывание в храме продолжалось: служба, которую пели все прихожане, после службы трапеза, разговоры со священником. Потом мы с Надей повенчались, родилась Маша.
     Параллельно с посещением этого храма я заочно познакомился с о. Евгением через его беседы. Это были аудиозаписи его бесед о 12-шаговой программе. Ко мне ходил заниматься бывший прихожанин Еринского храма Андрей, он мне и рассказал об о. Евгении и дал послушать его беседы. Очень заинтересовала манера говорить живым языком, какие-то сложные вещи о. Евгений объяснял простыми словами. Более того, даже через аудио беседы я чувствовал близость взглядов по жизни, открыл для себя много нового.
     То, что говорил священник в Поленово в своих проповедях, в общении с нами меня отчасти трогало, отчасти вызывало противоречия. Потом обнаружились некие несоответствия в его словах и поступках, которые начали вылезать наружу. В конечном итоге, всё это вылилось в то, что священник в связи с определёнными обстоятельствами отказывается от сана. Община со временем распадается.
     Я достаточно тяжело переживал эти события, мне нужен был совет. В первую очередь подумал об о. Евгении, решил приехать в храм, лично с ним познакомиться и пообщаться на тему моих духовных переживаний, связанных с кризисом общины. Тогда я впервые приехал сюда. Мне очень понравилось личное с ним знакомство. После этого я начал сюда приезжать, исповедоваться, причащаться, постепенно вливаясь в жизнь этого прихода. Здесь мне понравились следующие моменты: содержательная проповедь, которая открывает с новой стороны те участки Евангелия, которые я уже читал много раз, рассматривал под разными углами, какие-то мысли, которые передаёт через проповедь священник, доходят до моего сердца и дают ход моим собственным мыслям; возможность обратиться к священникам с любым вопросом, разъяснить какую-то ситуацию; и, конечно, удивительная возможность Причастия.
     Во многих храмах, по крайней мере, в тех местах, где я бывал, существует некая неискренность и неестественность в поведении человека. Иногда приходишь и начинаешь играть по каким-то правилам, пытаешься быть не тем, кем являешься на самом деле. Тебе иногда навязываются некоторые вещи, которые в чём-то ущемляют твою свободу, тебе говорят, как нужно делать правильно, и это не обсуждается. Здесь я почувствовал обратное: я могу быть таким, какой я есть, этого не бояться, не стесняться, и, более того, это является правильным и естественным поведением. Не бояться своих сомнений, говорить о них спокойно, полемизировать на эти темы без страха непонимания, осуждения или отчуждения. Конечно, понимание этого приходит постепенно, потому что уже существует багаж некоторых условностей, которые возникли в процессе моего воцерковления: делай то, непонятно зачем, но делай, потому что так надо делать, и, делая это, ты можешь почувствовать себя  выше других. Такие темы, связанные с гордыней, со значимостью своего дела, возникали у меня в Поленово. 
     Постепенно ощущение разграничения двух жизней – жизни повседневной и жизни церковной – стёрлось. Я такой, какой я есть, и в храме, и вне храма. Я воспринимаю удивительную возможность присутствия на Литургии, соединения со Христом, и общение с людьми, объединёнными этой встречей со Христом, и, соответственно, через эту встречу пришедших ко Христу, или, может, идущих к Нему, возможность с ними встретиться, пообщаться, покушать, безусловно, семья то большая. Чувствуется какая-то человечность, беспретензионность, безусловность моего пребывания здесь, принятие нас такими, какие мы есть.
     Потихоньку мы входили в этот храм, принимали его, здесь у нас родилась Кристина, так же для нас постепенно открывались люди. Каждый человек индивидуален, каждый по-своему интересен. О. Валентин, по-своему интересный человек. У него дети тоже маленькие, практически как наши, в этом плане есть много точек соприкосновения, в которых мы понимаем друг друга. Интересна полемика священников друг с другом, подключаясь к этим разговорам, я тоже для себя что-то узнаю.
     Этим летом, находясь в Коктебеле, мы неожиданно встретились с прихожанкой нашего храма Надеждой. Пообщавшись с ней, мы увидели человека с другой стороны. Как это бывает: видишь человека в храме, здороваешься с ним, а когда встречаешь его в другом месте, далеком от дома, совершенно в других условиях, то сразу с ним соотносишься, ты понимаешь, что объединяет вас встреча со Христом. Возникает желание пообщаться с человеком по-другому: если мы здесь вместе организовались, значит, это не просто так. С Надеждой, как оказалось, мы в чём-то близки, она профессиональный массажист, всю жизнь является медработником, работает  в сфере, соприкасающейся с моей деятельностью.
     В этом году я ближе познакомился с Ксенией Гритчиной. Кинув клич о том, что я устраиваю супер-сборы непонятно куда, непонятно для каких занятий, она откликнулась: «О, классно, я приеду». Приехала Оксана в Карелию, и мы узнали друг друга с других ракурсов.
     Думаю, что тема совместных встреч, каких-то дел вне храма, по-другому открывает людей. Так и возникают какие-то связи, взаимоотношения, в которых люди могут друг с другом чем-то поделиться, может, даже иногда помочь. Поделиться с другими тем, что тебе самому очень нравится. Может, сейчас начинается такой этап, когда можно друг друга приглашать на совместные мероприятия вне службы. И это сближает.
     Моё ощущение пребывания здесь постоянно меняется. На данный момент мне близко следующее: «СТУЧИТЕ, И ВАМ ОТКРОЕТСЯ, ПРИЛОЖИТЕ НЕМНОГО УСИЛИЙ, И ВАМ БУДЕТ ДАНО, Я ВСЁ ВРЕМЯ РЯДОМ С ВАМИ. ПРОСТО ПОВЕРНИТЕСЬ В МОЮ СТОРОНУ, ПРОСТО ПОСТУЧИТЕ, Я ВСЕГДА ОТКРОЮ ВАМ ДВЕРЬ И С ЛЮБОВЬЮ ВСТРЕЧУ».

nadezhda_d.jpg     НАДЕЖДА
     «Я водила своего старшего внука Олега в воскресную школу Троицкого собора. А сама посещала субботние занятия с батюшкой, которые преподавал о. Евгений. Очень понравились его мысли, взгляды. Я увидела, что вера не такая убитая, сломленная, а она живая, молодая. И дело не в том лишь, что надо молиться, поститься (молиться, конечно, надо, но только с пониманием), дело в дальнейшей жизни, в изменении себя.
     Знакомство не ограничилось лишь беседами в храме: о. Евгений причащал заболевших родителей подруги, ездил к моему брату после инсульта. А когда он сказал, что ему дают приход на Силикатной, то я решила ездить в этот храм.
     Мне понравилось, что здесь очень тихо, нет суеты. Сейчас, конечно, народу стало больше, чем раньше, но всё равно намного спокойнее, храм для души. Бабушки здесь тихие. Позднее в жизнь прихода влилась и молодёжь.
     Приятно в новом месте встречать знакомых людей. Тут я увидела Тамару, мой внук был с её дочкой в одной группе воскресной школы собора,  где всегда много забот. Часто родителей просят помочь и столы накрыть, и убрать после чаепития. Так мы с Тамарой за общим делом и общались. Но здесь я не сразу её увидела, потому что она, в основном, приходила в воскресенье, а я продолжала своего внука водить в воскресную школу в Троицкий собор и бывала в храме по праздникам, иногда в будни.
     Поначалу я мало общалась с людьми, не могла спуститься вниз на чай. Однажды на какой-то праздник нас с Наташей пригласила дежурная Татьяна, но мы не пошли, потому что постеснялись прийти к столу с пустыми руками. Потом постепенно я входила в жизнь этого прихода, спускаясь в трапезную за руку с Ириной. Я стала чувствовать себя свободнее. А в конце прошлого года Людмила Рауфовна предложила мне заниматься с детьми в воскресной школе. Я решила попробовать, но сначала на уровне помощника. Меня это устраивает, я не педагог, этому надо учиться, а помочь готова с удовольствием.
     Когда я пришла в храм, в моей жизни всё переменилось. Мы с подругами стали расходиться во мнениях, наши жизненные позиции перестали совпадать. Я уже не хочу болтать ни о чём, обсуждая такую же подружку. А здесь я встретила совершенно других людей. Мне очень понравилась Татьяна Котвицкая. Я как-то приболела, была на больничном, ездила в храм на неделе. Она мне очень помогала, поддерживала меня, заботилась обо мне. Конечно, когда встречаешь таких людей, то радуешься, т.к. в жизни обычно у каждого свои дела, свои заботы, нет такого внимания. Татьяна нашла время, чтобы уделить мне своё внимание, позаботиться обо мне. Это было удивительно и очень приятно.
     Для меня этот ХРАМ – МОЁ СПАСЕНИЕ. Понимаю, что мы спасаемся у Бога, а Бог везде, но я чувствую здесь поддержку, внимание, любовь, что для меня очень дорого. ЭТО МОЯ СЕМЬЯ, ПОТОМУ ЧТО МЫ ЗДЕСЬ ОДНОЙ КРОВИ».

     ВАДИМkdf2pddz1os.jpg
    Когда-то в деревне Сатино-Русское служил о. Александр. Он был убит. Практически сразу после этого происшествия в деревенский храм прямым указом Ювеналия был назначен бывший алтарник из Клёново, нынешний о. Никита. Когда у нас было ещё общее благочиние, коим до сих пор управляет благочинный о. Олег Сердцев, о. Никита, недавно рукоположенный молодой священник, учащийся в Коломенской семинарии, был направлен сюда в помощь о. Евгению. И о. Никита пригласил меня ему помогать в алтаре. Так чудным образом я здесь и оказался.
     Первое впечатление очень холодное: и архитектура, и внутреннее убранство, всё было странное, чужое. Да и храм сам по себе холодный, плохо отапливаемый, а я пришёл сюда осенью, ближе к зиме. Ну, чужое, наверное, потому что новое. Первая реакция – отторжение.
     Потом я ощутил тепло по отношению ко мне от женщин, которые здесь дежурят. Тепло от их заботы. Собирали мне какие-то сумки с продуктами. Я ничего не просил, но такие знаки внимания были для меня важны. Мне было очень приятно.
     Я ассоциирую этот храм с недостроенным домом. НЕДОСТРОЕННЫЙ ДОМ НЕ ЗНАЧИТ ПУСТОЙ, В НЁМ ЕСТЬ ЖИЗНЬ, НА ЭТОЙ СТРОИТЕЛЬНОЙ ПЛОЩАДКЕ ЕСТЬ ЛЮДИ. ГДЕ-ТО СТРОЙКА ИДЁТ ПОЛНЫМ ХОДОМ, А В ДРУГОМ МЕСТЕ ОНА ЗАТИХАЕТ ПО КАКИМ-ТО ПРИЧИНАМ, ПОТОМ СНОВА ВОЗОБНОВЛЯЕТСЯ. Как строитель могу привести пример: одна бригада занимается дальним крылом, она всё делает нормально, а в другой части стройки заболели два каменщика, а подсобники без каменщика ничего делать не могут, там и начинается простой. А когда те выздоравливают, снова возвращаются к работе, всё налаживается. Главное, что есть жизнь, идёт движение, идёт поступательное строительство.
     С о. Никитой мы приезжали сюда в течение двух лет. Поначалу я ни с кем толком не общался. Знал только регента Лену через одного нашего общего знакомого из Троицкого собора. Являясь прихожанином другого храма, после ухода о. Никиты я тоже на какое-то время прекратил сюда приезжать. Конечно, храм в Клёново для меня является родным домом, я в нём родился. Невозможно забыть тот храм, где ты впервые в жизни встретил Бога. Невозможно забыть своих духовных родителей. Моя жизнь может меняться, могут меняться ценности, приоритеты, но память и уважение к тем людям, к родному месту сохраняется. Такой простой пример: рыба всегда идёт на нерест в родные места. Это что-то необъяснимое, и она, естественно, этого не понимает. А человек понимает, что это такое. И это чувство сохраняется, я думаю, навсегда.
     Более обширное и глубокое общение с приходом началось, когда мы познакомились с о. Валентином. Тогда я занимался продвижением противоабортной программы на Подольской земле. Мне посоветовали обратиться к о. Валентину, поскольку он является ответственным за работу с медицинскими учреждениями в Подольском благочинии. Были совместные проекты, слава Богу, получавшиеся с каким-то положительным результатом, которые и сейчас, возможно, будут продолжаться. Это вторая волна моего знакомства с храмом.
     С этим храмом меня связывают некие нити, которые тянутся издалека, это явное действие Бога в моей жизни. Об о. Евгении я слышал раньше, а более того, когда мне было лет 18-20, о. Евгения только рукоположили, я чудным образом оказался в Ерино, в полуразрушенном храме. Но, к сожалению, это был единственный раз, а потом я пропал на долгие годы из Церкви вообще и из Ерино в частности. Вернулся я уже в Клёново. Познакомившись близко  с о. Алексеем, я узнал, что, оказывается, его священнический путь берёт своё начало именно в Ерино. Будущий священник Алексей пришёл алтарничать у о. Евгения. Они оказались близки по духу. О. Евгений – это, по сути, первая связующая нить.
     Как я уже сказал, первое знакомство с храмом было через о. Никиту. Господь привёл меня сюда уже физически. Далее о. Валентин, с которого началось более тесное общение со многими людьми из храма.
     Ещё одно связующее звено – это Ваня Панин, которого о. Валентин ходит причащать. Несколько лет назад через одного соцработника я познакомился с Ваней, позвонил ему, и мы начали общаться. Я приходил в гости. В то время Ваня передвигался самостоятельно при помощи палочки, сейчас ходить не может, только лежит. Человек ищущий, но был вне Церкви. Впоследствии я узнал, что Ваня и о. Евгения знает и даже ходил в Ерино, когда тот служил там. Не знаю, как долго и как часто. Но всё же, какая-то связь тоже  присутствует. Мы и сейчас поддерживаем с Ваней общение, оказалось, о. Валентин и Любовь Ивановна знают Ивана очень давно. Эти связи подтверждают ту мысль, что, наверное, для меня приход от Бога.
Автор Дарья Борчук
Posted by admin on Thursday 09 October 2014 - 22:32:31 printer friendly create pdf of this news item
ХРИСТИАНЕ. ЧАСТЬ III

ukunpt0yita.jpg     ГАЛИНА
    Я познакомилась с о. Евгением в 1997-1998 гг., точно уже не помню. Он читал лекции в медико-генетическом научном центре академии медицинских наук. Это был курс по основам православной веры, куда приходило много народу. Я стала посещать эти лекции. Во многом благодаря о. Евгению, да и в жизни так складывались обстоятельства, я вдруг узнала, что есть Бог. В какой-то мере я считаю о. Евгения своим духовным отцом, через него я пришла к Богу. Несмотря на то, что он моложе меня, его мудрость, его отношение к людям, его человеческие качества, его священнические качества меня очень привлекают. За много лет общения он узнал меня, мои жизненные обстоятельства, поэтому, несмотря на то, что живу далеко отсюда, где бы о. Евгений не служил, я так или иначе стремилась к нему, по мере возможности приезжала. Хотя, конечно, ходила и в другие храмы. Я бесконечно благодарна о. Евгению за то, что он есть и за то, что есть храм, куда можно к нему приходить.
     Сначала это был храм в Ерино, потом Подольский кафедральный собор. Некоторое время, пока строилась церковь на Силикатной, я ходила в храм Косьмы и Дамиана к о.Александру Борисову. Но поняла, что всё равно хочу ходить в храм под настоятельством о. Евгения. Приходы, которые складывались вокруг него, очень разнообразны, как и любой приход вообще, но всегда в них можно встретить замечательных людей, это очень тёплые приходы. Здесь к каждому человеку относятся неравнодушно, и всегда можно найти дружеское общение, можно получить  облегчение своих грехов как импульс для дальнейшего духовного роста. Храм хоть и молодой, но, в целом, приход уже сложился. Здесь есть люди с большой возрастной разницей. Конечно, возникают, определённые сложности в общении, но, тем не менее, люди находят общий язык друг с другом. Я рада, что нахожусь здесь, и мне не хотелось бы терять это место и куда-то ещё уходить. Несмотря на то, что у меня рядом с домом есть храм, я буду ездить сюда.
     Когда о. Евгений служил в Троицком соборе, я ездила в качестве помощницы в православный лагерь, который был организован для подростков. Вместе с собой брала тогда ещё маленького сына. Также водила его в воскресную школу. С приходом Троицкого собора я знакома немного, поскольку храм большой, но существовало некое ядро, которое составляли, в основном, родители учеников воскресной школы. Со многими людьми я продолжала общение и после своего ухода из Троицкого собора, даже какое-то время ездила на встречи в Подольск. Из Еринского прихода до сих пор сохраняются замечательные знакомства, которые получили своё новое развитие уже здесь в этом храме. Некая целостная общность, которая подтверждает для меня тезис о соборности Церкви, о том, что она не привязана к одному месту.
     Естественно, этот приход другой. В Ерино был достаточно специфический контингент. О. Евгений работал с людьми, страдающими химической зависимостью, читал для них лекции, организовывал группы. Вокруг него всегда крутилось много народу, в том числе и молодёжь. Собиралась и интеллигенция. Многие приезжали из Москвы. Здесь приход, в целом, старше. В основном, это местные люди, которые живут на Силикатной. Конечно, сложилась своя традиция, восприятие мира. Очень много светлых, мудрых моментов, возникает и дружба.
     Например, с Ирой Сушковой мы были знакомы ещё в Ерино. Здесь очень хорошо подружились. У нас с ней бывают такие глубокие разговоры, которые помогают в каких-то духовных постижениях. Мне очень приятно общаться с молодёжью, периодически от них исходит такая энергия, которая заряжает. Есть также ощущение причастности к их перспективам. Всё это позволяет посмотреть на свою жизнь немного по-другому. Также складывается общение с людьми, которые намного старше меня. Я познакомилась с Надеждой Ивановной, для которой стала редактировать и печатать стихи её собственного сочинения, являющиеся для неё источником жизни. Эту помощь Надежда Ивановна восприняла с теплотой. Наше общение не ограничивалось лишь какими-то организационными моментами, она стала мне о себе рассказывать. Оказалось, что за её плечами достаточно интересная, но сложная жизнь. Стали делиться друг с другом, и я даже не думала, что мы с ней подружимся, несмотря на то, что мы очень разные, тем не менее, какая-то близость появилась.
     С Еленой Степановой познакомились ещё до храма на Силикатной, но здесь я её ближе узнала, с ней очень интересно общаться. Через деятельность Елены, которая заключается в консультации людей по химической зависимости и в которой я тоже стала участвовать, поскольку обладаю некоторыми знаниями в этой области, мы постепенно с ней подружились. Сейчас гораздо шире с ней взаимодействуем, созваниваемся друг с другом, и не только по делу, ходим вместе в театр.
     Я рада, что подружилась с Дашей. Помню, как она начала писать, потом у неё появилась работа в этой сфере. И поскольку я сама сейчас работаю редактором, нас сблизила совместная деятельность. Я помогла ей, в чём-то посодействовала. Ведь вера без дел мертва. Одно отделить от другого невозможно. Очень плохо, когда люди закрыты друг от друга, когда они боятся открытого общения по каким-то психологическим причинам. Им кажется, что они общаются только по функционалу. Здесь в храме как-то всё перемешивается. От дела ли, от какого-то разговора рождается порой внутреннее сближение между людьми.
     С Оксаной Горячевой я общалась на уровне обмена приветствиями. Как только появилась заинтересованность в общем деле в подготовке к юбилею храма, вдруг я увидела Оксану совершенно с другой стороны, у неё несомненный художественный талант.
     Вот так вот Господь ведёт человека и приоткрывает ему ранее сокрытое. Эти неуловимые моменты общения, когда возникает между людьми близость, происходят, как кажется, случайным образом. Появляется какое-то внешнее дело: например, необходимо напечатать те же стихи. Сначала я отнеслась к этому, как к какой-то обязанности. Но поскольку происходит взаимодействие между людьми, то неизбежно возникает, если только специально от этого не отгородиться, какое-то сближение. Оно приносит совершенно неожиданные приятные плоды. Бывают, конечно, и неприятные моменты, что естественно происходит в общении между людьми.
     На самом деле, если рассуждать на эту тему, отвлекаясь от нашего конкретного храма, то самое главное в жизни человека – это отношения. Всё происходит ради отношений, которые могут быть наполнены любовью, а могут быть наполнены и чувством неприязни. Но, тем не менее, мы приходим в жизнь для того, чтобы каким-то образом встроиться в это тело Церкви. Атеист или верующий человек, не важно, он всё равно будет неосознанно искать отношений, искать своё место, свою востребованность, свою значимость среди людей, в хорошем смысле этого слова. Другой вопрос, как это понимается. Какой-то человек будет для этого обогащаться, подтверждая свою значимость земными средствами, но которые моль ест, и ржа ест. Но когда наступает понимание, что дело не в материальном обрамлении, что оно вторично, что мы живём во взаимоотношениях с людьми, в которых и развиваемся, да и спасаемся мы именно в отношениях с людьми, с Богом и самим собой. Когда приходит это понимание, которое ко мне пришло достаточно поздно, после 40 лет, тогда отношения с людьми воспринимаются в ином свете, а уж тем более в приходе, где мы причащаемся от общей Чаши и становимся едины в Господе Иисусе Христе, ну, по крайней мере, стремимся к этому.
     В этом приходе можно сравнивать какие-то отдельные детали, но я думаю, что самое главное, что в нём эта общность существует. Потому что в некоторых Церквях, правда, не православных, я этого единения не уловила. Там сильно выражен индивидуализм, человек замыкается на самом себе. У нас тоже, конечно, есть понимание индивидуальности каждого человека, каждый человек - личность самобытная. В этом приходе мне очень нравится, мне тепло и хорошо. Очень жаль, что у меня слишком много различных нагрузок в жизни, иначе я бы тут бывала гораздо чаще.
     «НО НЕ ПРЕРВАТЬ СВЯЗУЮЩУЮ НИТЬ, ОНА ДРОЖИТ ВО МНЕ И НЕ СДАЁТСЯ».
     Вадим Егоров.

     ОКСАНА011_d.jpg
     «Когда было освящение храма, я пришла на первую Литургию. Очень ждала этого. Наш храм для меня единственный, я больше нигде не была ни на одной Литургии, нигде больше не причащалась, даже не слышала других живых проповедей, кроме как в интернете. Всё моё православие, вся моя вера – это наш храм. Я его очень люблю. То, что на Силикатной был построен храм, долгое время воспринималось мною как чудо, я не могла к этому привыкнуть. Выходила из дома, чтобы поехать в Москву или в Подольск, доходила до переулка, заглядывала, там храм стоит. Я знала, что он там стоит, но меня это постоянно удивляло. Я сворачивала, бежала туда, и всё, забывала, куда я еду, зачем. Такое происходило со мной не один раз. Для меня это очень большое благословение, чудо. То, что я получаю в храме, для меня является жизненно ценным. Это место встречи с Богом, поклонения Богу, присутствия Бога, место, где исцеляется моё сознание. Анализируя то, какая я была и какой стала теперь, я понимаю, что разница велика, я начинаю видеть и слышать, перестаю в каких-то моментах быть слепой, в каких-то глухой, и это для меня жизненно важно.
     Мои первые впечатления: я ничего не понимаю, ничего не знаю. Страх. Я думала, что я такая единственная, очень сильно комплексовала по этому поводу. Я помню момент, когда я начала воспринимать Литургию. Сначала я стояла на службе, совершенно не понимая, о чём поёт хор, что делает священник, что вообще происходит, я стояла со своими мыслями, со своей молитвой обращаясь к Господу. Потом мне попала в руки книжка с текстом Литургии. Каково же было моё удивление, когда оказалось, что мои внутренние ощущения совпали с молитвами службы. Я ведь молюсь Богу о том же, только в другой форме. Когда я поняла, что Литургия отражает моё внутреннее состояние, я стала поклоняться Господу, молясь со всеми в одном духе, на той же волне. Конечно, эту общность я чувствую довольно редко, хотелось бы чаще. На данный период времени, в соответствии с моим душевным состоянием, я очень ревностно отношусь к тому, чтобы на Литургии чувствовать единство с людьми. Как мне кажется, нужно над этим работать. Да, иногда я чувствую, что все мы пришли сюда ради Господа. Но хочется большего.
     Поначалу я сама уделяла мало времени людям, которые, как и я, пришли на службу к Господу, я как-то обосабливалась. То, что мне говорили порой по поводу брюк, косынки, меня будто не касалось. В храм я практически бежала, и когда прибегала, то меня больше ничего не волновало, - вот такое было ощущение. Может, после службы я как-то и реагировала на эти замечания, но в храме я людей не замечала, они существовали от меня отдельно. Это не есть хорошо, но такой период в моей жизни был.
     Сейчас моё отношение к людям поменялось. Получается знакомиться с прихожанами, но вот дружеских отношений за 5 лет не появилось. Я понимаю, что проблемы не в людях, проблемы во мне, есть, наверное, определённые комплексы, какое-то непонимание. Мне очень нравятся наши прихожанки, которые дежурят в храме, те, кто собирался ещё в библиотеке и те, кто пришёл в только построенный храм. Мне нравится, что они делают. В какой-то степени благодаря им храм существует, они долгие годы собирались в библиотеке, молились за то, чтобы храм был построен. Очень нравятся наши певчие, они прекрасно поют, постоянно радуют, постоянно восхищают. Несмотря на то, что я ни с кем из них близко не знакома, я часто подхожу к ним после службы с благодарностью.
     Я считаю, что нужно больше общаться, больше узнавать друг друга. Когда я занималась по вечерам оформлением стенда к празднику, вниз спускались женщины, дежурившие в храме. Некоторых я даже не знала по имени. Сидели, пили чай, так и знакомились. Мы христиане, верующие, как мне кажется, должны быть вместе, поддерживать друг друга, душевно, духовно и физически.
     У меня, правда, не очень это получается. Но есть большое желание общаться, поддерживать других. Меня не устраивает, когда я вижу, что кому-то плохо, я не хочу, чтоб люди поодиночке страдали, плакали, а поддерживали друг друга молитвой, словами, просто дружеским отношением. Помимо того формата общения, который существует, имею в виду воскресную школу, библейские чтения, должно быть и неформальное общение.
     У меня всплыл в памяти случай, который произошёл этим летом. Я познакомилась с одной женщиной, которую так же, как и меня, зовут Оксана. Мы с ней столкнулись в магазине. Оказалось, что обе хотели друг с другом познакомиться, заметили друг друга в храме, но почему-то не решались подойти, и в один прекрасный момент не выдержали и познакомились. В детстве обычно происходит следующим образом: «Давай дружить!». И эти слова решают все вопросы, во взрослой жизни, конечно, такое бывает редко. Мы начали общаться. Бывает, идём вместе с Литургии, останавливаемся где-нибудь и никак не можем разойтись, минут сорок разговариваем. И когда у Оксаны случилась неприятность, мне удалось её поддержать. Именно о таком уровне общения я говорю. Буквально, за короткое время мы стали близкими. В гости ещё не ходили друг к другу, но я могу подойти, обнять её, поддержать, за неё помолиться. Я, может, иногда так с подругами не могу общаться. Эта встреча для меня ценна.
     Моё самое большое желание, которое возникло, когда я только встретила Господа в своей жизни, которое не проходит и сейчас, и, надеюсь, не пройдёт: Я ХОЧУ БЫТЬ С ИИСУСОМ. Я ЗДЕСЬ, ПОТОМУ ЧТО ЗДЕСЬ МОЙ ГОСПОДЬ. Я ЗДЕСЬ, ПОТОМУ ЧТО ЗДЕСЬ Я УЧУСЬ ЕГО ВИДЕТЬ, С КАЖДЫМ РАЗОМ УЗНАВАЯ ВСЁ БОЛЬШЕ И БОЛЬШЕ».

er8kbks13_i.jpg     ЛЮБОВЬ АЛЕКСАНДРОВНА
   В этот храм я пришла 4 года назад по причине своего недомогания - и физического, и душевного, некий тупик в жизни привёл меня сюда. Тупик. Все мои прежние ценности - работа, карьера, взращивание детей, рассыпались в одно мгновение. На тот момент у меня не было ни физических, ни душевных сил просто жить. Первая моя исповедь с о. Евгением. Вспоминаю сейчас, что я только плакала и говорила, почему у других всё хорошо, а я делала всё то же самое, и у меня всё плохо. И одни рыдания. Сейчас сама себе удивляюсь: это надо было дойти до такой предельной точки мне, человеку закрытому, которому нелегко делиться своими переживаниями, чтобы вдруг стать такой открытой. Но это не есть точка невозврата. Меня выслушали. Приняли меня с этой большой болью. Ни одного замечания, ни одного совета «как надо». Я, конечно, попала именно к тому человеку, который нужен был на тот момент и нужен по сей день. Меня привёл Бог. Принятия себя совершенно не было, причиной чего является зависимость от чужого одобрения, желание не выпадать из социума. А здесь я впервые познакомилась с опытом принятия меня такой, какая я есть. Отсюда и начался мой процесс понимания себя, дорога к Богу, которая продолжается и сейчас. Я  продолжаю искать Его.
     Первое время я держалась только за о. Евгения, никого не знала, ну и за Катю с Сергеем – моих близких. Но постепенно входила в жизнь прихода. Сейчас для меня и стены родные, и пол, и потолок. Может, мне сопоставить не с чем. Однако были возможности бывать и в других храмах, я их посещала. Но мне хорошо здесь, что искать лучшего. Здесь я стала больше расслабляться, доверять людям.
     Я вспоминаю, насколько сильный у меня был страх перед храмом, перед Богом: как бы вместиться в эти рамки, которые кем-то для меня поставлены, как бы не вылезти за границу дозволенного, место ведь святое. Постепенно я расслабляюсь. Здесь я познаю, как люди живут во Христе, познаю христианскую общину, познаю свою жизнь с точки зрения христианства. Оказывается, здесь такие же люди, как и в миру, со своими плюсами и минусами, обычные люди. Но разница в том, что направление их жизни другое. Направление жизни не к разрушению, а к созиданию. Здесь чувствуется другой посыл, нежели соперничество и подавление друг друга.
     Здесь я встретила Дашу и Катарину, которые изменили моё отношение к молодёжи, зацепили меня своим мировоззрением, поведением, я не думала, что молодёжь может быть такой. Бабушка Катя оставила большой след в моей жизни. Мудрость, мужество, которые в ней есть, поменяли моё мнение о пожилых людях.
     МОЙ ХРАМ – ОТЧИЙ ДОМ, В КОТОРОМ Я САМА С СОБОЙ В КОМФОРТЕ. Во время Литургии, в общении с людьми я забываю о том, что я какая-то не такая, здесь я сама с собой в комфорте.

     ДАРЬЯapwkf_clqna.jpg
  Первые осознанные мысли о Боге, видение Его действий в своей жизни, удивление той любви, с которой Бог относится ко мне, - всё это начало происходить со мной лет 5-6 назад. Постепенно возрастал мой интерес к Церкви. Рядом был лишь один человек, который мог ответить на возникающие вопросы, к которому мне было легко обратиться, остальные либо не принимали меня с моим новым «увлечением», либо вовсе о нём не знали. Впоследствии какое-то время мне даже приходилось скрывать от родных, куда я иду и зачем. Несмотря на то, что я тянулась к Церкви, мне порой было стыдно признать это перед другими людьми, от мнения которых я сильно зависела.
     Мне захотелось войти внутрь храма, но было очень страшно. Казалось, что если я зайду, то все сразу поймут, что я новичок, что ничего не знаю. Этот страх понятен: опять же боязнь оценки другого, причём мною же и воображаемой оценки. Страх был преодолён вместе с другом, и я перешагнула порог одного московского храма. То, что я там ощутила, меня впечатлило так, что даже приятный аромат ладана, распространяющийся по всему храму, приглушённый, мягкий свет мерцающих свечей, поставленных у икон, приводили меня в восторг. Начался период эйфории, пробивающей порой до слёз.
     Со временем возникло желание быть кому-то полезной, но не появлялось никаких возможностей как-то себя проявить. Смотрела всевозможные православные сайты, на которых, в принципе, всегда много объявлений с просьбой о помощи, но я опять-таки из-за страха не решалась туда обратиться и свою помощь предложить.
     Когда на Силикатной построили храм, каждый день, возвращаясь домой после учёбы, я проходила мимо него. Меня со страшной силой тянуло зайти туда, но с той же силой что-то и останавливало. Так продолжалось недолго. В один прекрасный момент моя подруга Катарина сообщила, что воскресной школе при храме нужна помощь, и предложила вместе с ней в этом поучаствовать. Я была безумно рада этому предложению, считая, что Бог подарил мне возможность реализовать своё давнее желание. Так я попала внутрь.
     Первое, что меня удивило, то, чего я не видела раньше. Когда я пришла в храм, мой внешний вид был таков: спортивные штаны, кроссовки, футболка, на голове дреды, в ушах тоннели. Долгое время я ходила в косынке, не снимая её и после службы, хотя, многие спрашивали, почему я в ней хожу. А мне было очень страшно, что меня такой не примут, осудят, потому что и близким такой мой вид не нравился, что говорить о храме, где существует, как мне казалось, строгий дресс-код. Но однажды, когда мы выступали с детьми в детском доме, я уже не могла скрывать свою причёску под косынкой. Всё обнаружилось. И никакого осуждения, никакого упрёка. Как оказалось, я имею право быть такой, какая я есть.
     Внутренняя жизнь храма вовлекала меня всё больше и больше. Я начала ходить на службы, сначала воспринимая Литургию на эмоциональном уровне, слушая завораживающее пение хора, которое меня уносило куда-то ввысь, а потом вникая и в текст молитв. То, что здесь стало со мной происходить, мною даже и не мыслилось. Открытие за открытием. Благодаря тому, что о. Евгений, на мой взгляд, предоставляет человеку свободу, не навязывая своё видение мира, здесь в этом храме открывается широчайшее поле для деятельности и раскрытия своих потенциальных возможностей. Только в свободе человек способен творить, через стены ограничений и каких-то условий очень сложно пробиться.
     Здесь я осуществила свою давнюю мечту: я пою. Пою в хоре, открывая для себя через произведения христианских композиторов классическую музыку. Здесь я случайным образом обнаружила, что могу писать, и это стало на данный момент одним из главных стремлений в жизни. Невероятное время вдохновения, которое я пережила при написании одной статьи, чувствуя присутствие Бога, пребывая с Ним в сотворчестве, подарило мне ощущение того, что я нашла что-то своё. Опыт познания, почвой для которого послужили катехизаторские курсы, привёл к пониманию многих волнующих меня на то время вопросов. Обучение на курсах сопровождалось общением с Сергеем Ивановичем, который не только разъяснял мне те или иные аспекты христианства, но и аккуратно направлял меня к тому, чтобы я сама находила ответы. Я ему очень благодарна.
     Но вся эта эйфория, восторженность, несущие меня в облака, постепенно стали сходить на нет. Такое ощущение, будто Бог позвал меня, я откликнулась, Он вёл меня за руку, а потом в какой-то момент отпустил меня, предоставив теперь возможность действовать самостоятельно. Думаю, что в тот момент я была готова к познанию самой себя. А когда человек начинает видеть себя таким, какой он есть, без прикрас, думаю, это сразу сшибает с него его розовые очки. И тут уже не до восторгов. Начинается совершенно другой период, который может принести много боли и страданий. Но Бог рядом, Он никогда никуда не уходит.
     Конечно, благодаря этому познанию, многое начинает меняться: совершенно другие отношения между мной и Катариной, новое в отношениях с Оксаной. Знание налагает на человека ответственность за свои поступки. И хотя часто хочется переложить вину на другого, теперь в большинстве случаев замечаю, что это уловки моего сознания. Хочется быть честной перед собой.
     Но несмотря на то, что эйфория прошла, наступил совершенно другой этап в моей жизни со своими открытиями, своими радостями и своей печалью. Каждый раз что-то новое. Вообще, для меня ХРИСТИАНСТВО – ЭТО БЕСКОНЕЧНОСТЬ ПОЗНАНИЯ САМОГО СЕБЯ, БЕСКОНЕЧНОСТЬ ПОЗНАНИЯ ДРУГОГО И БЕСКОНЕЧНОСТЬ ПОЗНАНИЯ БОГА. Потому что личность неисчерпаема. Порой для меня это лишь умозрительное заключение, а порой непреложная истина.

mpmeqt6jk2s.jpg     ПАВЕЛ
     Когда моего папу перевели из Троицкого собора в храм на Силикатной, ничего особо не изменилось, поменялось только место. Я встретил людей, большинство из которых были моими хорошими знакомыми. Получилось так, что знакомые из Троицкого собора и из храма в Ерино собрались разом в одном месте, и это запахло чем-то новым, что меня воодушевляло и радовало. Что касается новых людей, то я понимаю, если человек оказался здесь, если он захотел быть здесь, то это дорогого стоит, и я уже отношусь к нему, как к члену этой Церкви.
     До открытия храма мы с Леной и Серёжей Генингом, братом о. Евгения, ездили в школу Троицкого собора, там готовились, репетировали, учили гласы, напевы для того, чтобы в новом храме был какой-то изначальный штат певчих, хотя бы из трёх человек. Мне это очень понравилось. В дальнейшем подключились другие люди, многие приходили и уходили.
     Хоровое пение - совершенно другое искусство, нежели сольное исполнение. Здесь даже эмоции совсем другие. Становится не нужно, чтобы тебя слышали. Когда ты впадаешь в некое творческое пространство, если называть творчеством разговор с Богом, то тебе уже не нужно находиться на сцене, как в эстрадном пении. Ты сливаешься с хором в какой-то единый организм. Эти чувства непередаваемы, и на них сразу подсаживаешься. Меня поначалу удивляли люди, которые всю свою жизнь посвящают хору. Какой-нибудь бас в четвёртом ряду, у которого нет никаких амбиций по этому поводу, так четвёртым басом и остаётся в течение жизни, как в 20 лет, так и в 60. А потом я понял, что это действительно того стоит. Непередаваемое ощущение, только важно его поймать, но получается, к сожалению, не всегда, потому что все люди, все не без греха. Но всё же бывают такие моменты, когда тебе не нужно осознавать своё участие, и ты становишься частью общего делания.
     Тут я получил интересный опыт общения со старым знакомым из Ерино - Эльдаром. Долгое время он не приезжал. После того, как папу перевели из Ерино в Троицкий собор, я его вообще не видел. И тут он приехал на Силикатную, было очень приятно с ним пообщаться. Я ведь знал его только в детстве. А теперь, когда у меня появились какие-то свои взгляды, более зрелые, было очень интересно с ним поговорить на равных. Это было интересно по-настоящему.
     Мне кажется, ЗДЕСЬ Я В БЕЗОПАСНОСТИ. Я понимаю, что, может, это иллюзия. Бог ведь повсюду. Почему же тогда мне так хочется ходить в Церковь, если Бог повсюду? Самое главное, что я здесь получаю, то, чего не получу больше нигде, - это причастие. Понятно, я могу получить его в любом храме, но я предпочитаю делать это именно здесь, потому что, опять же, чувствую себя здесь в безопасности. Я доверяю этим стенам, этим людям, просто доверяю, и как мне кажется, они мне тоже доверяют. И никому ничего доказывать не надо, как обычно бывает в нашем современном мире.
 
     ТИМОФЕЙtimofey_dariya_d.jpg
     Когда-то Андрей Кузьмин возил меня вместе со своим сыном в храм в Ерино. Несмотря на то, что я бывал в разных храмах, именно тот произвёл на меня неизгладимое впечатление. Но в дальнейшем в силу некоторых обстоятельств я перестал посещать Церковь, и когда, спустя годы, вновь ощутил в этом потребность, я спросил у дяди Андрея об отце Евгении, и он меня направил на Силикатную. Здесь я понял, что батюшка не просто говорит мне как "надо" и как "не надо", но помогает находить ответы на мои вопросы. При этом отец Евгений советовал мне посещать разные храмы с целью найти именно свой приход, но нигде я не чувствовал себя так, как в Подольске. Со временем я стал ощущать себя частью этой общины, и ни в какой более не воспринимал храм как настоящий дом, иногда даже более родной, чем реальный собственный. Последнее возможно от частых переездов.
   Первое, на что я обратил внимание, что это необычайно открытый приход, всё на виду, ничто никуда не прячут - и это очень подкупает. Поясню: мне довелось посещать разные храмы на относительно регулярной основе. И в некоторых из них активные прихожане, если можно так сказать, некая "тусовка", отделяют себя от всех остальных. Это сильно ощущалось, складывалось впечатление, что есть ты и есть группа прихожан, к которой ты не имеешь никакого отношения. В нашем храме такого ощущения никогда не было, люди открыты друг другу, добры. Есть ещё небольшой момент: я всегда сразу начинаю питать гораздо больше доверия к храму, в котором нет ценников на свечи.
     Я невероятно рад тому общению, которое здесь нахожу, рад общению с каждым! Мне просто приятно знать, что вы есть и я вас увижу. Очень приятно и неожиданно было встретить своих на музыкальном фестивале в Электроуглях, посвящённом Троице.
     И если говорить о своих ощущениях пребывания здесь, то для меня это СПАСЕНИЕ, РАДОСТЬ, СВЕТ, БЛАГОДАРНОСТЬ, СЧАСТЬЕ.
 
dsc_0465.jpg     ДАРЬЯ
   Впервые побывала в храме около года назад, приехала вместе с мужем. Он и раньше знал о. Евгения, приезжал к нему на службы в Ерино.
   Я искренне люблю свою профессию, люблю рисовать и люблю учить рисованию людей. И когда Тимофей предложил проводить уроки в храме, я согласилась. Особенность работы нашей художественной студии: мы даем рекламу, регламентируем длительность занятия и конечный результат. Есть некие обязательства перед людьми, которые пришли на урок. Здесь же мне понравилась более непринужденная обстановка, которая предполагает больше вольности и свободы. Я хотела, чтобы мы просто позанимались творчеством, попробовали свои силы в народной росписи, сделали что-то красивое своими руками! Впечатления самые приятные: много приветливых, открытых, искренних людей.
     Мне интересно общаться со всеми теми, с кем мы рисовали. Интересны личности о. Евгения и о. Валентина. Если одним словом описать мои чувства по отношению к этому храму, да и отношение людей ко мне, то это будет ТЕПЛОТА.
Продолжение следует...
Автор Дарья Борчук
Posted by admin on Thursday 09 October 2014 - 14:27:42 printer friendly create pdf of this news item
Go to page  1 2 3 [4] 5 6 7 8
Архив новостей
ХРИСТИАНЕ. ЧАСТЬ II admin @ (08 Oct : 17:06) (Новости храма)
ХРИСТИАНЕ. ЧАСТЬ I admin @ (07 Oct : 22:32) (Новости храма)
Стихи Ивана Панина admin @ (29 Sep : 00:48) (Новости храма)
Программа занятий с детьми 5-9 лет на 2013-2014 гг. admin @ (29 Sep : 01:08) (Новости воскресной школы)
Евангельские чтения admin @ (02 Sep : 22:44) (Новости храма)


Икона дня




© Разработка сайта от www.seosale.ru 2010-2020. Все права защищены.