News Item: ХРИСТИАНЕ. ВЫПУСК 2. ЧАСТЬ I
(Category: Новости храма)
Posted by admin
Sunday 13 October 2019 - 21:37:00


   Празднуем 10-летний юбилей храма. Говорим о том, что изменилось в приходе, а что, может, осталось неизменным, что радует сердце, а что огорчает. Делимся опытом, мыслями, переживаниями, ставим перед собой вопросы. Поздравляем друг друга с нашим общим праздником.

10let_11.jpgОТЕЦ ЕВГЕНИЙ
   Что хочется здесь отметить, что бросается в глаза лично мне - это произошедшие за последние 5 лет изменения. Первое пятилетие, с учётом того, что храм вновь построенный, никаких богослужений в этом районе не было, хотя район достаточно большой, можно назвать этапом формирования основы церковной общины, в основном, из местных людей. Поскольку на Силикатной своего храма не было, люди, естественно, ходили в другие храмы, которые находятся либо в Подольске, либо где-то поблизости. Когда появился храм непосредственно в этом районе, они уже имели какое-то своё собственное представление о том, как должна выглядеть приходская жизнь, богослужение. Кто-то участвовал в этом формировании активно, кто-то менее активно, кто-то основательно включился в эту деятельность, но, в любом случае, каждый прихожанин внёс свой вклад.
   Второе пятилетие – это время, когда лицо общины, лицо храма, можно сказать, уже сложилось, приобрело какие-то характерные очертания. Если человек приходит в первый раз и знакомится с нашим храмом, он уже оказывается в ситуации готовой церковной общины. И тут, действительно, что-то может быть такому человеку близко, что-то, наоборот, неприемлемо, субъективно неприемлемо. В результате происходит такой естественный процесс дальнейшего формирования прихода. Иными словами, второе пятилетие – это сложившаяся жизнь церковной общины. Это ситуация, в которой будь то воскресная школа или евангельские чтения, или занятия для взрослых по субботам, - все эти начинания, которые были, по сути дела, с самого открытия храма, - теперь уже совершенно немыслимы без непосредственной включённости в жизнь самой общины. В первое время вся эта деятельность казалась чем-то отдельным. Можно было заметить, что иногда люди, которые приходили, допустим, на воскресную школу для взрослых или на евангельские чтения, не были нашими прихожанами. Сейчас такое тоже иногда бывает, но, скорее, как исключение, потому что всё это стало уже органической частью прихода, ну, и получило некоторую специфическую окраску.
   Ещё хочется сказать, что за эти 5 лет на территории нашего храма вырос замечательный сад. Правда, думаю, он ещё будет расти. Но уже видно, что это не просто какие-то отдельно посаженные кусты, а, действительно, целый сад. Мне очень это приятно, за что отдельное спасибо Васькиной Нине Ивановне и всем, кто ей помогал. Конечно, если уж я начал кого-то благодарить, то можно дальше перечислять, и у меня как у настоятеля слова благодарности найдутся для каждого человека, а таких людей, которые так основательно вовлечены в жизнь храма, много. Поэтому с радостью хочу поблагодарить и всех этих людей тоже.
   Больше всего меня удивляет, всегда удивляло и не перестаёт удивлять, никакой опыт ни в какой степени не снимает этого удивления, удивляет меня человек как таковой. Человек – это удивительное существо, удивительное явление во вселенной. Человек вообще, как явление, и то, как это конкретно проявляется, выражается в любом человеке, ну, во всяком случае, в тех людях, с кем мне приходилось общаться, - это меня удивляет совершенно искренне.
   Приходит на ум довольно известный евангельский эпизод о насыщении пятью хлебами пяти тысяч человек (Мф 14:14-22). Он хоть и знакомый, но довольно странный, в особенности, для нашего повседневного опыта. Мы сталкиваемся с нерешаемым противоречием: как может умножаться небольшое количество хлеба до такой степени, что им можно насытить огромное число людей, говоря языком простым, как можно из ничего получить что-то. Сама по себе эта история тоже довольно странная: что-то такое происходит совершенно невнятное, зачем все эти лишние движения, почему вообще ученики беспокоятся, что кто-то не поел, какая разница, люди все взрослые. Можно, конечно, остановиться на версии, что они преисполнены такой любви к ближнему, что беспокоятся за них, но как-то этого недостаточно.
   В связи с этим таким знакомым, но в то же время туманным загадочным, эпизодом мне вспоминается то, с чего вообще начинается евангельская история, то, с чего начинается проповедь Христа. У евангелиста Матфея Христос, начиная свою нагорную проповедь, обращается к людям со словами: «Блаженны нищие духом...». О чём здесь Он говорит, что Он хочет, чтобы мы поняли: блаженны (в прямом поверхностном переводе «счастливы») нищие, счастливы те, которых гонят, как-то притесняют. И вся нагорная проповедь пропитана вот такими странностями. Например, когда Христос продолжает своё рассуждение и говорит о посте и молитве, что пост, как и молитву, можно превратить в средство лицемерия, это ещё как-то можно понять. Христос и призывает: «Когда постишься и молишься, сделай так, чтобы не было свидетелей, чтобы своё стремление превозноситься и лицемерить не кормить». А если я пощусь, и, допустим, при этом скрываю этот факт от других людей, то что мне делать, когда я сталкиваюсь с вопросом, когда другой подходит и говорит: «Как же мне поститься?». Следуя логике Христа, я должен ответить что-то в таком духе: «Что делать? Поститься? Я вообще не знаю, что это такое, вы о чём?». Если я могу об этом рассуждать, значит, уже ясно, что в глазах другого я пощусь, я имею об этом какое-то представление, я передаю какой-то свой опыт. И таким образом, тут же получаю почву для того, чтобы превозноситься в глазах этого человека. А уж когда Христос говорит о милостыни, тут вообще непонятно, как реализовать то, к чему Он призывает. Напоминаю: «Когда творишь милостыню, то делай это не ради людей, не для людей, чтобы они не хвалили тебя за эту милостыню». А как же надо поступать: «Твори свою милостыню так, чтобы правая рука не знала, что делает левая». Всё просто. Но как сделать так, чтобы я творил милостыню по отношению к ближнему своему, и при этом сам не знал, что это делаю.
   Всё это, действительно, выглядело бы издевательством, если бы Христос не реализовывал то, о чём говорит, в своей собственной жизни. И вот это, пожалуй, ещё важнее, чем то, о чём Он, собственно, говорит. Христос показывает всё-таки мне в том же самом Евангелии, как можно реализовать то, что было Им сказано, то, к чему, собственно говоря, явно или не явно Он призывает любого, кто эти слова слушает. И вот здесь в эпизоде о насыщении людей можно увидеть буквальную реализацию тех слов, которые Христос произносит: как может так случиться, что левая рука не будет знать, что делает правая, как можно совершить милостыню и не знать об этом. Мы видим здесь огромное количество людей, которые пришли ко Христу, в первую очередь, за исцелением. Очевидно, там были люди, пришедшие послушать проповедь, но их было мало. Слава о том, что Христос совершает чудеса, уже бежит впереди Него, причём совершает их совершенно бесплатно, что тоже очень важно. Получается, нуждались эти люди в исцелении, а не в хлебе, о хлебе они даже не думали, тем более о рыбе. Ещё один важный момент: не Христос является инициатором всей этой истории, это ученики беспокоятся о людях по какой-то причине. И Христос на это их беспокойство странным образом реагирует. Он говорит о том, что не надо никуда распускать людей: «Вы дайте им есть», хотя прекрасно понимает, что на всех еды у учеников явно не хватит. Христос оказывается в ситуации, в которой Он, по сути дела, даёт этим людям то, чего Сам не имеет.
   Любовь – это такое состояние, когда я оказываюсь способен давать другому то, чем сам не обладаю. Потому что если я делюсь с другим чем-то своим, отдаю то, что мне принадлежит, я никогда не могу достичь состояния, в котором не знаю, что делаю. Я же отдаю часть себя. И отдавая часть себя, я где-то подспудно ожидаю благодарности, даже если не ожидаю, другой, получая от меня часть меня, тоже волей-неволей чувствует себя обязанным. Даже если я сам не замечу, что «делает моя правая рука», то этот ближний, которому я этой правой рукой помог, мне об этом напомнит, скажет: «Спасибо, ты такой добрый». И всё, на этом милосердие заканчивается. Здесь уже нет никакого поля для того, чтобы родилось то, что называется любовью в евангельском смысле, здесь уже возникают отношения взаимного долга, обязанности, ожидания, требования. А Христос показывает нам, что любовь надо искать где-то там, где я становлюсь способным каким-то невероятным, чудесным образом давать другому то, чего сам не имею, при том что другим это совершенно не нужно. Это определение любви, которое не является евангельским, очень хорошо ложится на евангельскую историю.
   Если мы внимательно вдумаемся в так сформулированное определение любви, мы увидим, что чудесным образом, попав в такую ситуацию, человек становится способным хотя бы приблизиться к тому, о чём говорится в нагорной проповеди, когда действительно правая рука не знает, что делает левая, когда действительно любовь льётся из человеческого сердца, не потому что она должна литься, не потому что я даже понимаю, что она из моего сердца льётся, а потому что я сам не знаю, что здесь происходит. Тогда, оказывается, возможны невероятные чудеса. И становится понятно, что имеет в виду апостол Павел, когда говорит о той самой евангельской любви, которой возможно всё, даже невозможное.

10let_16.jpgОТЕЦ ВАЛЕНТИН
   Изменения в храме, в плане его какой-то материально-технической базы, мне кажется, особо не заметны. Конечно, здание постарело и где-то требует ремонта, но мы настолько к нему привыкли, что на это внимание не обращаем. Камни на месте. А вот в плане содержания изменения есть. Во-первых, постоянно меняется состав. И те люди, которые 5 лет назад на приходе играли достаточно значимую роль, теперь отсутствуют. Но за это же время появились новые люди, которые тоже вошли в богослужебную и приходскую жизнь, по-своему, так сказать, обогатив коллектив. Хотя, наверное, в этом и есть чудо приходской жизни: даже если люди по какой-то причине уходят, всё равно богослужебно-приходская жизнь продолжается.
   Во-вторых, что касается моих личных изменений, то они существенные. У меня поменялся взгляд на многие вещи. Уже того романтизма, который был 5 лет назад, конечно, нет. Я бы описал этот процесс изменения следующим образом: если 5 лет назад был период открытия новых земель, когда хотелось общаться, хотелось максимально влиться в приход, объединиться с людьми, которые здесь были, это была такая жажда общения, разнообразного общения, то сейчас, наверное, это период освоения этих земель, когда уже появляется какая-то глубина. Всё становится более спокойным, без ажиотажа, без крайностей, но в то же время каждый человек раскрывается всё с новых и новых граней. И это общение становится более вдумчивым, может быть, менее интенсивным, но не менее важным.  Я стал более терпимым к тому, что не понимаю, к каким-то особенностям человека, его вкусам, взгляды людей могут отличаться от «классических», люди могут иметь какие-то свои предпочтения. Тем не менее для меня, наверное, единственным местом, где можно поговорить с людьми о чём-то важном и интересном, по-прежнему остаётся наш приход. У нас всегда поднимаются серьёзные темы о Боге, о спасении, о Церкви, о человеке, и это всегда интересно и важно.
   Если описывать нашу модель приходской жизни, то мне приходят на ум слова Апостола Павла о различных служениях в Церкви (Еф 4:11-12). Он рассуждает о том, что каждому человеку Бог даёт какие-то свои дарования, свои таланты, своё призвание: кто-то выполняет пастырское служение, кто-то апостольское, кто-то проповедует, кто-то творит чудеса, кто-то исцеляет больных. В наше время, собственно, происходит то же самое: люди с совершенно разными взглядами, разными убеждениями, разными талантами, абсолютно не похожие друг на друга, объединяются в Церкви, объединяются в приход. И это тоже чудо Церкви: совершенно разные, непохожие люди всё равно вместе. Они, с одной стороны, сохраняют какую-то свою уникальность, не превращаясь в однородную серую обезличенную массу, они сохраняют свою харизму, сохраняют свой особый внутренний мир, но тем не менее они все вместе объединены верой, и это единство поддерживают между собой. Мне кажется, это очень ценно, особенно в отношении нашего прихода. У нас очень много прекрасных людей, глубоких, думающих, неординарных, они могут, на первый взгляд, казаться странными, но, если присмотреться, это очень интересные люди. Для меня это большая ценность. Я ценю, что могу находиться в таком обществе, таком коллективе, где постоянно происходит что-то новое, что-то интересное.

10let_15.jpgИЛОНА
   Сколько существует приходов - у каждого есть свои особенности. Что могу отметить: на Щербинке было больше молодёжи, семейных пар, детей, на Силикатной этого мне не хватает. В Щербинском храме в последний раз я была в 2011 году, 8 лет назад. И, конечно, меняя приходы, человек с годами меняется и сам, меняется его восприятие, за эти 8 лет я сильно изменилась. Вообще, при Церкви я уже 28 лет – сумасшедшая цифра. Мне было 10 лет, когда я начала ходить в храм, когда искренне поверила в Бога. Был какой-то перерыв в причастии, потому что в возрасте 14 лет я с мамой переехала из города в посёлок, в котором храма не было. Всё это происходило на далёком севере. Мы, найдя единомышленников, организовали общину, вышли на владыку Петрозаводского, который нашу общину зарегистрировал, и начали строить храм. В то время, пока храм строился, мы были без причастия, но мы не были без молитвы, без Церкви, без Бога. Я хочу сказать, что в течение этих 28 лет, несмотря на всегда детскую искреннюю веру, моё восприятие Бога всё-таки менялось, особенно за последние 8 лет в этом храме. И то, что я сейчас имею в своей душе, - всё это благодаря этому приходу, этим людям, которые здесь рядом со мной, к которым я всегда стремлюсь душой, которых очень люблю и без которых скучаю. Я не знаю, может, этот приход последний в моей жизни, а, может, и нет, но он точно оставит огромный след в моей душе.
   В нашем храме замечательный хор. Моё любимое песнопение – «Сугубая ектения» Антона Вискова. Невероятной красоты произведение, которое не так часто исполняют на богослужении. Я всякий раз порываюсь записать его на диктофон, и всякий раз не успеваю. Я люблю послушать проповеди на воскресной Литургии. Несмотря на то, что закончила богословский университет, изучила Ветхий и Новый Завет вдоль и поперёк, на проповеди всегда беру для себя что-то новое. Я, действительно, по-другому смотрю на многие библейские моменты, и мне это очень нравится. Может, что-то уже забыла со студенческой поры и просто заново открываю, а что-то сравниваю с тем, как понимала раньше. Наверное, на этом приходе я окончательно поняла, что в христианском понимании есть любовь. Всё-таки раньше я воспринимала её по-другому. Мне казалось, что человек должен приложить очень много усилий – и духовных, и физических, для того, чтобы заслужить эту любовь. То, что любовь даётся нам от Бога, а мы её потом расходуем – эту взаимосвязь я понимала всегда. Но здесь я стала относиться к этому вопросу совершенно иначе: просить любовь у Бога можно до бесконечности, и Он действительно слышит и даёт эту любовь вне зависимости от приложенных или не приложенных мною усилий. Я стала ближе к Богу и больше ощущаю Его близость ко мне.

10let_21.jpgКАТАРИНА
   Пытаясь охватить взглядом прошедшие 5 лет, я могу сказать, что мне нравится, что мы не законсервировались, что в храм приходят новые люди. И я здесь имею в виду не просто их появление на богослужении. Люди спускаются вниз после Литургии в трапезную, вливаются, так сказать, во внутриприходскую «тусовку», и каждый новый человек привносит что-то своё.
   5 лет назад у нас было очень много людей в храме - он был новым, и, наверное, для местных жителей это было интересно. Но, к примеру, на Пасхальную службу c каждым годом стало приходить всё меньше и меньше людей. Я раньше расстраивалась, ведь в первые годы было такое столпотворение, что люди даже на улице стояли, не всем хватало места в храме. А сейчас я считаю, что остаются те, кого Христос называет избранными. И именно их, избранных, стало больше. Те, кому надо было, -  те остались.  Также появляются и новые избранные.
   За эти 5 лет я стала крёстной мамой, чаще стала ходить в храм семья моей крестницы. Они стали естественной частью нашего прихода. Иногда непонятно, почему человек так вдруг появляется в храме, и создаётся впечатление, будто он всегда здесь был. Задумываясь о том, что случилось у человека, почему он пришёл в храм, я могу, переложив на него свой опыт, представить, что у него внутри происходит какой-то процесс, мне неведомый, и вот человек становится частью прихода. И как раз через 5 лет, через 10 лет можно увидеть, приживётся он или захочет уйти. А иногда бывает наоборот: люди ходят в храм годами, а потом вдруг куда-то исчезают, и нет этих людей на приходе. За эти 5 лет было несколько таких случаев. Совершенно непонятно, что случилось у человека. А у человека ничего не случилось, ему просто стало удобнее ходить в другой храм. И это меня тоже удивляет, потому что наш приход как большая семья, но есть люди, которые не хотят быть её частью.
   Занятия в нашем храме не изжили себя, а наоборот, заиграли новыми красками: к Евангельским чтениям, которые приобретают новых людей, теперь могут готовиться и сами прихожане, конечно, не без помощи священника. Прекрасно и то, что на занятиях воскресной школы для взрослых открывается что-то настолько удивительное и новое, что мне хочется приходить туда каждую субботу. Радует и детская воскресная школа - за эти годы она вышла за пределы храма, стала ездить с выступлениями на городские конкурсы и получать грамоты. И это так легко даётся. Меня удивляет, что у людей есть желание этим заниматься. Когда всё только начиналось, это было так хрупко. И в нашем храме нет такой установки, что люди обязаны здесь работать, кто, чем хочет, тем и занимается, поэтому и удивительно, что вся эта деятельность держится на плаву, и не просто держится, а расцветает.
   Также у нас организовалась крутая команда чтецов, не без моего участия. И могу сказать, что учить бывает сложнее, чем самой учиться или читать. Мне нравится, что у чтецов есть желание приходить в храм и быть частью Церкви, хотя у них сейчас такой возраст, когда заново открывается мир, начинает спадать какая-то пелена с глаз, через которую раньше смотрели, они начинают многое видеть по-другому, в том числе и отношения с Богом.
   В это пятилетие я начала проводить катехизационные беседы перед крещением. Иногда бывает ощущение, что это бессмысленно, потому что чаще человек приходит на беседы через нежелание, только потому что надо. Недавно я спросила у мужчины, который пришёл на беседу, понятно ли ему хоть что-нибудь. Он сказал: «Я пока не знаю». Мне понравился его ответ. Когда человек говорит: «Да, всё понятно», складывается ощущение, что он хочет поскорее уйти. Мы хорошо уживаемся с другими катехизаторами, и, бывает, даже спорим, кто будет вести занятие. Я люблю говорить о Символе Веры, потому что есть возможность спросить у людей, что они думают о Троице, о Христе, об Отце, о Духе, и поговорить с ними о причастии.
   Мне хочется часто приходить на богослужения, участвовать в причастии, слушать Евангелие и слышать проповеди. Есть опыт встречи с Богом, и он стал несколько другим. Я меняюсь внутренне, я вижу эти изменения, и они, естественно, отражаются на моём восприятии Бога. Я перестала считать встречу с Ним подарком свыше. Я увидела, что в этой встрече есть моё желание: я хочу быть с Богом. Последний год это становится всё более очевидным. Когда-то был первый опыт встречи с Богом, после которого я пришла в храм. Потом был период, когда я считала, что Он всегда рядом, любит меня, и это иногда становилось таким бытом, что возникало ощущение, будто Его и нет уже. Некоторые события в жизни происходят, не только радостные, но и печальные, и вдруг я обнаруживаю, что Бог снова рядом, и это уже всякий раз новые ощущения, они новые в моём восприятии себя в этих ситуациях. Я вижу своё желание быть с Богом.
   Насчёт великопостных чтений - это вообще отдельная жизнь. Пост стал для меня сложнее. Может, это прозвучит пафосно, но добавилось сопереживание Христу, особенно в дни перед Пасхой, для меня они морально тяжёлые. Первые несколько недель проходят на одном дыхании, а за последнюю я эмоционально «выжимаюсь». И к Пасхе возникает одновременно огромная радость, но не без понимания того, что Христос воскрес со следами распятия, что они никуда не делись, что Он воскрес, но это не исключает того, что до этого Он был распят.
   В чтениях Великого поста много ветхозаветных отрывков, которые мне интересны. Мои любимые отрывки про пророка Иону, для которого Господь произрастил тыкву, чтобы укрыть от палящего солнца. В русском переводе «тыква» заменена на «растение», но в оригинале написано: «Иона возрадовался тыкве». Конечно, не тыква меня больше радует, а то, что Иона показан человеком с человеческими эмоциями. Меня поражает, как он общается с Богом, да ещё обижается на Него.
   Вся эта история очень похожа на меня. Я люблю цепляться за слова людей. Я считаю: что человек сказал, то он должен сделать, независимо от того, меняется он или нет. Почему так происходит, для меня пока не раскрыто. Но есть убеждение: сказав что-либо однажды, в том числе это относится и ко мне, человек ставит печать на своих словах. В какой-то мере, может, это и хорошо, так как я думаю, прежде, чем уверенно говорить о чём-то. Однако возникают такие ситуации, когда я вспоминаю то, что говорил несколько лет назад человек, который сейчас поступает по-другому. И ведь я знаю по себе, что я меняюсь, могу делать абсолютно разные вещи спустя годы, потому что осознала то, что делала раньше, что говорила, тем не менее могу обидеться, если другой не делает того, о чём когда-то говорил. Вообще, такие моменты в моей жизни повторяются. А повторы говорят о том, что в этих ситуациях есть что-то характерное для меня, что-то очень важное. Сложно было это увидеть, но теперь я вижу. А история с Ионой - забавный пример того, как глуп может быть в своих представлениях человек. Ведь это же очевидно - хорошо, что Господь не истребил город, не убил людей. А Иона обижается, потому что Бог ему сказал, что погубит их. Получается, что он зря ехал в этот город, зря плыл. А я думаю о себе: я зря считала, что человек такой. Рушится картина. Я уже нарисовала эту картину и закрыла ею настоящее лицо человека, а Иона будто закрывает настоящее лицо Бога своим представлением о Нём. Но за картиной же скрывается кто-то живой. Я, получается, не хочу знать живого человека, а иногда не хочу знать живого Бога. И когда человек из-за картинки появляется: «Я тут, я уже другой», я говорю: «Зачем?», и картинку снова задвигаю. Это мёртвость. Я хочу, чтоб человек, а иногда и Бог, закаменел. Иногда мне кажется: «Ну что за глупости, ну, конечно же, я не хочу, чтоб человек был мёртвым», а, выходит, хочу. Здорово это видеть, и не просто видеть, а идти по пути понимания того, почему так происходит. И благодаря этому получается давать человеку свободу, осознавая, что он тоже меняется. Человек - это не труп. Даже труп меняется, даже после смерти человек может измениться, встретившись с Богом. Иначе нет смысла в этой встрече.

10let_22.jpgНИКИТА
   Не знаю, что сказать по поводу изменений в приходе. Я уже не могу смотреть на происходящее со стороны как на что-то от меня отдельное, поскольку являюсь частью этого прихода. Мы влились сюда, регулярно приезжаем. С другой стороны, изменения происходят в нашей семье: дети растут, мы растём, куда-то движемся. Для меня остаётся ценным совместное пребывание в храме на воскресной Литургии: вместе причащаться, вместе получать радость от того, что нашли возможность приехать и побыть здесь в семейном кругу, побыть с Богом. На мой взгляд, это важно с точки зрения влияния на восприятие детьми храма, восприятие Христа. Я уверен, что и у детей, и у нас с женой в памяти останутся светлые моменты, когда мы в радостном состоянии находимся все вместе именно в этом месте.
   Меня радует, что людей, которых я встречал в храме 5 лет назад, я вижу и сейчас. И они находят себя в выполнении каких-то функций при храме, оказывая посильную помощь, при этом чувствуют себя на своём месте, «в своей тарелке». Нет особой ротации, люди не уходят. Община – это ведь коллектив, в котором люди со временем могут надоедать друг другу, здесь я такого явления не наблюдаю. Всякий раз мне радостно всех видеть, искренне радостно. Поражает и то, что, не смотря на изменения в жизни мирской - каждый как-то развивается в своей сфере деятельности, - людей продолжают интересовать вопросы веры, вопросы, связанные со Христом, Богородицей. Всех объединяет желание познания.
   Меня удивляет тот факт, что прошло столько времени, а о.Евгений на каждой Литургии находит новые смыслы, новые углы прочтения Евангелия, о которых я потом тоже размышляю, что-то оставляя себе. Ведь правда, те же самые отрывки могут порождать в человеке совершенно разные переживания.
   «Стучите, и вам откроют» (Мф 7:7-8), - буквально, «повернитесь ко Мне, Я рядом всегда, придите ко Мне, Я буду с вами и дальше, буду помогать, освящая вашу жизнь, просто не забывайте, что Я не могу действовать против вашей воли и без вашего желания». Во мне есть понимание того, что движение должно быть обоюдным, но что конкретно может родиться из этого совместного движения навстречу друг другу, - всегда загадка. Втречи со Христом волей-неволей возникают в моей жизни и могут проявляться совершенно по-разному. И если я замечаю в тех или иных случайностях элементы неслучайностей - ведь где-то подспудно я понимаю, то, что происходит, происходит не просто так, - то как раз и возникает ощущение присутствия Бога в жизни. Бывает, что я сам не готов к встрече, боюсь ли какой-то ответственности или чего-то другого, не знаю. Хочется продолжать стучаться, чтобы мне чаще открывали, и в то же время продолжать открывать дверь Христу, впуская Его в свою жизнь.

10let_7.jpgНАДЕЖДА
   Сложно оценить изменения, произошедшие за какой-то определённый период времени, но они, безусловно, есть. На что я могу обратить внимание: мы с семьёй приезжаем в храм как домой, лично мне здесь тепло, хорошо и спокойно. Не смотря на какие-то препятствия, а иногда просто желание поспать утром подольше, мы всё-таки собираемся и едем, и после встречи с Богом, после общения с людьми возвращаемся из храма наполненными. Даже дети воодушевляются: «Хорошо, что мы дома не остались!». С течением времени между людьми в общине устанавливается душевный, или даже духовный контакт, который только укрепляется, только наполняется, только расцветает. Мы стали близкими друг другу людьми. И это радует.
   Помню, в предыдущем интервью я говорила, что мне тяжело быть свободной. Бог дал мне свободу, и мне в этой свободе трудно жить, делать выбор, думать. В этом смысле мало что изменилось, мне по-прежнему страшно совершать ошибки, которые с течением времени накапливаются снежным комом и грозят сходом лавины. Такие мысли иногда меня посещают. Но всё-таки, оглядываясь назад, я вижу то, как мы живём, какая у нас крепкая семья, дружные дети, я вижу результат нашего труда. Сейчас Господь послал нам третьего ребёнка. И за всё это я Ему благодарна. В моей жизни так или иначе постоянно происходит встреча с Богом, я чувствую, что Господь нас ведёт, и надеюсь, что и дальше мы будем следовать своему пути.
   Последние несколько лет всё моё внимание и время сосредоточены на семье, на детях, на их воспитании. Поэтому всё, что с этим связано, во мне находит отклик: отрывки Священного Писания, озвученные на проповеди или, может быть, рассказанные знакомыми, друзьями, которых что-то тронуло, и они поделились, какие-то моменты из личного опыта других людей, в основном, воцерковлённых. Я вижу со стороны, как Господь действует в жизни этих людей, как Он им помогает, и прислушиваюсь к их мнению. Для меня важна не просто теория, кем-то высказанная, но личный живой опыт человека. Мозг сразу включается, я начинаю задумываться, как я могу применить услышанное уже в своей жизни. Иногда что-то открывается, и я удивляюсь, как не замечала этого раньше, не обращала внимания на, казалось бы, очевидные вещи, которые лежат на поверхности. Вот так это работает. Пожалуй, такой обмен опытом мне даже ближе, чем свои собственные размышления.



This news item is from Храм священномученика Александра пресвитера Подольского
( http://sv-alexandr.ru/news.php?extend.73 )