Священномученик Александр, пресвитер Подольский

Welcome
Username:

Password:


Remember me

[ ]
ХРИСТИАНЕ. ВЫПУСК 2. ЧАСТЬ III

10let_2.jpgОКСАНА
   Прошло ещё одно пятилетие с момента открытия храма. С одной стороны, 5 лет - это большой промежуток времени, с другой стороны, - время пролетело очень быстро. Помню свои самые первые впечатления о храме: какой классный приход - какие классные отцы, какие классные прихожане, которые столько времени уделяют храму, столько вкладываются в него! И я сама была в их числе. Сейчас в моей жизни происходит обратная сторона дела: волшебство улетучилось, я почти ничего не отдаю, а только получаю, удовлетворяя какие-то свои эгоистические желания. В таком свете я вижу себя сегодня. Не буду оценивать, хорошо это или плохо, таковы мои ощущения. И что меня больше всего удивляет - я имею право даже на такую позицию. Христос меня принимает такой, и что ещё более удивительно, - люди продолжают быть со мной.
   Не могу не сказать о своих близких подругах. Отношения между нами сильно изменились, они приобрели другую форму. И если раньше степень открытости друг с другом, которая, как мне казалось, заключается в желании поделиться своими переживаниями, была высока, то сейчас эта открытость приобрела совершенно другой характер. Каждая из нас находится в каком-то своём состоянии, в своём желании, но не кричит о себе, не заявляет о себе во весь голос. Между нами появилась некая дистанция, которая даёт свободу каждой быть такой, какая она есть. И несмотря на то, что мы с подругами так глубоко не рассказываем друг другу о себе, как раньше, на мой взгляд, мы стали ещё ближе.
   Есть какое-то общее дело, в котором кто-то принимает участие, кто-то – нет, в зависимости от своего желания, и это воспринимается нами как некая норма. У нас есть желание находиться друг с другом, и когда мы собираемся вместе, каждая делает то, что хочет, одновременно пребывая в общении с другими. Для меня такие отношения уникальны. Одним из самых ярких событий явилась совместная поездка в другую страну на несколько дней. Мне эта поездка казалась нереальной с той точки зрения, что мы все настолько разные, что непонятно как согласовать желания друг друга. Тем не менее, поездка состоялась, мы смогли совместно её организовать, и каждая получила от путешествия что-то своё, при этом не ущемив желания подруг. Это было удивительно, совершенно другой уровень отношений.
   Есть момент, который я увидела в себе за эти 5 лет: мне не даётся учёба. Чтение книг, посещение лекций ушли на дальний план. Поняла, что только через личный опыт встречи с Богом, через понимание самой себя я могу что-то открывать. И эти открытия для меня и есть та самая книга. Кто-то черпает знания из бумажного издания, я же могу чему-то учиться посредством живого общения. Как это работает во мне, не знаю.
   Для меня открылись субботние беседы о Церкви, которые, на мой взгляд, приобрели новый формат. Их новизна заключается в том, что на беседе затрагиваются темы, которые касаются самого человека, если быть точнее, - формирования его желания. Мне интересно наблюдать, что во мне откликается во время обучения. Основная тема занятий – заповеди блаженства. Но прежде чем к ним подойти, мы пытаемся понять, что такое блаженство, о чём говорит Христос, как Он говорит, кому говорит, зачем говорит. Насколько это возможно, пытаемся понять Бога.
   На одной из бесед в контексте заповедей блаженства мы пришли к тому, что Христос говорит свою Нагорную проповедь, потому что Он хочет говорить, Он не может не говорить, это Его желание. Для меня было открытием, я бы даже сказала - «взрывом мозга», – у Бога есть желание. Желание возникает там, где есть нехватка. Неужели совершенному Богу может что-то не хватать? Этот вопрос остро отзывался в моём сознании. Но то, что я открыла для себя, - что и во мне есть желание, что, собственно, именно желание обусловливает меня как человека, - стало для меня особенно важным.
   Столкнувшись однажды с проявлением негативного желания в себе, я хотела избавиться от желаний вообще, настолько эта встреча с собой была неприятной и болезненной. Но если Бог желает, то и я имею право на существование со своими желаниями. Только в свете Христа, в свете Его богочеловечества моё желание имеет место быть. Положительное оно или отрицательное - вопрос другой, но сам факт наличия во мне желания приближает меня к Богу.
   Есть интересный момент: само желание как некий процесс - гораздо более ценно, чем результат, конечная точка, осуществление этого желания. Желание никогда не исполняется. Отсюда я делаю вывод, что мне не нужен результат, мне важен сам процесс. Состояние, которое сопутствует этому процессу, может быть для меня положительным, тогда никаких вопросов обычно и не возникает, а может быть негативным. Вот здесь возникает диссонанс, заставляющий меня задуматься, что за желание кроется за этим неприятным состоянием, в которое я погружаюсь с головой и которое заполоняет всё моё сознание.
   Я – некий ёмкий сосуд, в котором уже всё есть. Каким-то чудесным образом моё желание сталкивается с желанием Бога, и мы вместе идём по пути познания, открывая то, что во мне уже есть. На сегодняшний день это почти всегда неприятные сознанию моменты. Осознание и понимание этого негативного процесса способствует его перерождению, и желание, которое мыслится неосуществимым и которое причиняет мне страдания, либо перестаёт во мне вызывать негативные эмоции, поскольку уже есть о нём знание, либо вовсе теряет свою актуальность. Как это во мне происходит, я сказать не могу, но точно знаю, что познавать себя можно вместе с Богом, и, на самом деле, это очень интересный процесс.

10let_12.jpgТИМОФЕЙ
   Глобальных изменений в нашем приходе, который стал мне ещё роднее, я не замечаю. Наверное, это и хорошо. Я полюбил именно этот приход, и если бы здесь что-то постоянно менялось, то за эти 5 лет лет он стал бы другим, поменялось бы и моё отношение. Есть вещи, которые хочется наблюдать неизменными. Если у человека есть любимый город, в который он неоднократно возвращается, то он, конечно, не хочет, чтобы город как-то менял свой облик: сносили бы здания, перекрашивали фасады. Так и здесь.
   Что касается внутренней жизни: конечно, человек меняется с течением времени, он не может находиться в статичном состоянии, всё равно куда-то движется – катится ли по наклонной, дрейфует ли, или сам задаёт направление движения, - но движется. За эти 5 лет у меня родился ребёнок, и жизнь моя радикальным образом изменилась.
   Относительно церковной жизни – стало меньше формализма. Когда я осознанно пришёл в Церковь, где-то 7-8 лет назад, я выполнял все церковные предписания механически: надо поститься – постился, надо читать утреннее правило – читал. А в чём цель поста, зачем читать молитвы, смысл которых не всегда понятен, - вопросов не возникало. «Сказали делать – делай!», - пустая солдафонская тема. Сейчас больше осознанности в моих действиях, но и вопросов стало больше. Думаю, что это хорошо. Если вопросов не возникает, то церковная жизнь сводится к механическому, роботизированному выполнению каких-то операций, - пользы в этом мало.
   Евангелие. На мой взгляд, воспринимать его лучше целиком, не выделяя каких-то отдельных эпизодов, в том его ценность, ценность одной истории благой вести. Евангелие стоит особняком, а все остальные тексты воспринимаются мною как дополнение и пояснение к нему. Меня когда-то сильно потрясли псалмы Давида. Человек, живущий в эпоху ветхозаветной логики, условно говоря, в эпоху «другого» Бога, другого понимания того, что Он делает, как делает и почему, пишет свои произведения практически в новозаветном ключе. Меня это очень сильно потрясло.
   О музыке, к которой я имею непосредственное отношение. Иногда себя ловлю на желании написать что-нибудь для службы, есть у меня такая мечта. Многие композиторы, и часто известные композиторы, такие как Чайковский, Рахманинов, писали и светские, и духовные произведения. Если захотеть, можно узнать авторство произведений, исполняемых на богослужении в нашем храме. Действительно, многие приходские коллективы имеют в своём репертуаре музыку, написанную великими. Я знаю, что в советское время были такие случаи, когда люди, в первую очередь поклонники музыки, приходили в храм на службу, чтобы послушать, например, того же Чайковского, которого по понятным причинам не исполняли в консерватории, так как его музыка религиозна. И некоторые через опыт такого чисто музыкального интереса приходили к вере.
   Музыка мне видится самым метафизическим из искусств. Остальные работают с какой-то конкретикой: с изображением – фотография, кино, живопись; со словом – поэзия, которая, конечно, более оторвана от мира сего, но в ней используется слово, мы знаем язык, мы этим языком можем овладеть в разной степени, есть разные приёмы, техники. А музыка. Мы её вне контекста музыки нигде не слышим. Пение птиц – это не музыка. Если записать эти звуки нотами, то слушать это будет невозможно. Шум – не музыка, музыка – это структурированные звуки. У музыки нет никакого эквивалента, кроме самой музыки. Она сама в себе. Я сейчас ни в коем случае не умаляю другие виды искусств, мы просто имеем дело с разными способами передачи. Так вот музыка порождает в человеке широкий спектр любых эмоций на любой вкус. Как и почему эти эмоции под воздействием музыки рождаются в нас – для меня это тайна. Без Бога тут точно не обошлось.
   Но, на самом деле, мне не очень интересен этот механизм, потому что иногда какие-то вещи не хочется разглядывать. В детстве, когда я был маленьким, слушая музыку, я находился в состоянии какого-то волшебства. Когда я музыкой начал заниматься сам, часть волшебства ушла, потому что оно распалось на партии, на техники исполнения, оно расщепилось. Я не могу просто сесть и как ребёнок слушать музыку целиком и радоваться, я начинаю думать, анализировать, разбирать отдельные партии, подмечать интересные ходы и так далее. Нельзя откатиться обратно к детскому восприятию. Именно поэтому механизм зарождения в человеке эмоций из музыки мне не интересен. Мне хочется, чтобы этот процесс продолжался и в отношении своей музыки, и в отношении музыки чужой, которую я слушаю.
   Музыка, которую пишу я, безотносительна религиозности, веры, причастности к Церкви. У меня нет ощущения какого-то мистического опыта в процессе её создания, прослушивания, исполнения, нет ощущения, будто Бог спускает её свыше, а я только записываю. Это эмоции, которые есть во мне и которые я перевожу в музыкальную плоскость, и посредством этой музыки делюсь своими эмоциями с другими людьми. На самом деле, это довольно техническая работа. Не бывает такого: никогда, нигде музыкой не занимался, ни на каком инструменте не играл, а шёл по улице и придумал музыку. В лучшем случае это будет какая-нибудь простая мелодия, которая сама по себе ещё не музыка. Где-то есть грань между эмоцией и техникой, преодолевая которую, эмоция перерождается в музыку. Музыка не возникает из ниоткуда, она корнями уходит в человеческий опыт – музыкальный, бытовой, - всё это внутри человека смешивается, причём состав ингредиентов всегда уникален, и если ему повезло, и он случайно не повторил кого-то, то это может вылиться в совершенно новую музыку.

10let_19.jpgЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА
   За эти годы в нашем храме сформировался сплочённый коллектив прихожан, люди стали ближе друг к другу. Появилась постоянная группа людей, которые несут какую-то службу в храме: одни дежурят, другие проводят беседы с людьми перед крещением, венчанием, третьи выполняют работу в приходской библиотеке. Все эти люди стали для меня родственниками. Я иду в храм с удовольствием, с радостью всех встречаю. Мы все друг друга знаем, друг о друге беспокоимся, переживаем: если что-то случилось, молимся за человека, если кому-то посчастливилось поехать в путешествие, посмотреть мир, - радуемся.
   Раньше я ходила на службу в храм Воскресения в Подольске: исповедовалась, причащалась и уходила домой. Жизнь прихода была от меня в стороне. А здесь я в курсе всех событий, поскольку сама являюсь их участником или же свидетелем. Благодаря добрым людям, жертвующим деньги на храм, встал вопрос о ремонте храма. Предстояло выбрать между реставрацией крыльца или покраской стен. Большинство прихожан, и я в их числе, считают, что лучше покрасить стены, потому что всё-таки внутреннее убранство храма важнее внешнего, на мой взгляд. Захожу в храм, и сердце болит от того, в каком состоянии стены, купол. Становится грустно, и я стараюсь об этом не думать, стараюсь не смотреть по сторонам, а обращать внимание на окружающих людей, видеть их добрые лица. Вообще, храм – это такое место, где собираются верующие люди, конечно, не безгрешные, только один Бог безгрешен. Но я знаю, что на этих людей можно положиться, им можно верить, знаю, что они не предадут и не сделают никакой подлости. Храм – это рай на земле.
   За несколько последних лет у нас появилось много новых икон. Особенно мне нравится необыкновенная аналойная икона Воскресения Христова: фигура Христа в центре, Он извлекает из ада ветхозаветных персонажей, смерть побеждена. Икона такая яркая и красочная, что, приходя в храм на богослужение, я действительно чувствую – сегодня воскресение.
   Стала читать много христианской литературы. Спасибо Галине Раевской, которая снабжает меня новыми книгами, появляющимися в нашей библиотеке. Из последнего мною прочитанного очень понравилось произведение Клайва Стейплза Льюиса «Письма Баламута». В этой книге идёт повествование от лица беса, который знает человека, знает его мысли, и, чтобы привлечь его на свою сторону, старается внушить ему свои мысли. При этом делает это настолько хитро и умело, что человек, оказываясь под влиянием этого беса, совершает грех, хотя находится в полной уверенности в том, что творит доброе дело. Для меня такое восприятие оказалось большой неожиданностью. Получается, мои поступки не всегда изначально обусловлены моим желанием чего-то плохого, бес внушает свои мысли, и я схожу с верного пути.
   Я часто обращаюсь к Ветхому Завету. Читаю его с большим интересом не только как историческую книгу прошлого, но и как текст, который можно применить к настоящему. Как говорит Соломон: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл 1:9). Мы должны понимать, что то, что когда-то происходило, может, повториться вновь.
   Перечитываю некоторые отрывки с удовольствием, потому что бывает, что в известных мне эпизодах встречаю что-то новое. Интересна история о Вавилоне. На земле был один общий язык, на котором люди разговаривали, но когда они решили построить башню, чтобы «сделать себе имя», Господь не дал им возможности завершить строительство, смешав их язык так, что «один не понимал речи другого» (Быт 11:1-9). Почему и город назван Вавилоном – потому что здесь произошло смешение языка, отсюда Бог рассеял народ по всей земле. Значение названия города Вавилона как «смешение» я увидела будто впервые при последнем прочтении отрывка.
   Интересно читать пророков. Поражает, как они предсказывали точное время появления на свет Мессии, не сами, конечно, но Господь им открывал. Все детали строительства храма в Иерусалиме были переданы народу от Бога через пророка Иезекииля: где храм должен быть построен, в каком месте, как его нужно построить, какие размеры соблюсти. Практически всё пророчество посвящено этой теме. Давид хотел построить этот храм, но Господь ему сказал: «Нет, храм построит твой сын Соломон, а ты приготовь ему всё, что нужно для строительства» (1 Пар 28).
   Если говорить о Новом Завете, то, на мой взгляд, очень полезно читать совместно Евангелие и Апостол. Апостол немного проясняет то, что написано в Евангелии, раскрывает его. И всякий раз текст отзывается во мне новым смыслом, ведь Евангелие – это слово Божие, слово живое. Я понимаю, что познания мои малы, надо продолжать читать, и тогда Господь будет открывать Себя с новых сторон, буду меняться и я.

10let_5.jpgЕЛИЗАВЕТА
Недавно пересматривала фотографии - на одном из снимков мы с мамой и сёстрами на богослужении. Оказывается, в 2012 году я уже ходила в храм. Мою жизнь в Церкви условно можно разделить на несколько этапов. Первый период – детство. Я жила с мамой, и Церковь в моей жизни существовала постольку, поскольку она существовала в жизни моей матери. В воскресенье мне хотелось подольше поспать, и сборы на Литургию порой сильно затягивались, иногда доходило до конфликтов. Мы приезжали поздно, чаще всего к Причастию. Если удавалось приехать раньше и застать проповедь о.Евгения, то я совершенно не могла понять, о чём он говорит, я его не слышала. То же самое происходило на занятиях воскресной школы: мне было интересно послушать, но я никогда не запоминала, о чём мы беседовали, серьёзно к этому не относилась. Когда мне исполнилось 18 лет, я поступила в институт и одновременно начала работать. На тот момент я переехала от мамы и стала жить отдельно. В храме появлялась редко, только тогда, когда оставалась ночевать у матери. Это был сложный для меня период, мне казалось, я сразу вступила во взрослую жизнь, не подготовившись. В голове было много вопросов, но я не находила на них ответы. Так прошло два года. В моей жизни происходило одно и то же: работа, учёба, дом. В то время моя сестра сочинила песню о том, что люди словно зомби, которые ходят на работу, с работы домой, и в их жизни больше ничего не происходит. И я поняла, что я как раз тот самый зомби, в жизни которого, кроме рутины, никаких интересных событий не случается. Я стала задумываться, кто я и в чём смысл моей жизни. Так начался третий период: я снова появилась в храме.
   Церковь стала для меня глотком жизни, здесь я почувствовала себя живой. Я стала участвовать в богослужении, и теперь я слышу проповеди о.Евгения, узнаю для себя что-то новое, делаю какие-то выводы. Однажды на воскресной службе был отрывок из Евангелия о том, как Христос исцелил двух слепых (Мф 9:27-31), строго сказав им: «Смотрите, чтобы никто не узнал». Но исцелённые пошли в своё селение и всем рассказали о произошедшем. Получив свободу быть зрячим, они тут же словно оглохли, они не слышали, о чём говорил им Господь. Я примерила этот отрывок к своей жизни. Я плохо вижу. Когда я стала задумываться, почему у меня плохое зрение и нашла возможную причину того, зрение чудесным образом улучшилось. Я будто снова стала открывать этот мир, смотря по сторонам, а не себе под ноги, обращать внимание на людей. Но параллельно с этим я не слышала и не понимала проповедей священника. Сейчас я снова в Церкви, и я стала слышать о том, что говорит о.Евгений, но зрение моё опять ухудшилось, я перестала видеть других, замечать их. Это говорит о том, что, получив свободу в какой-то сфере, я сразу захотела закрепостить себя в другой. Потому что свобода предполагает ответственность за свою жизнь, а ведь легче свалить всё на плохое зрение или плохой слух.
  Как-то в конце весны о.Евгений после службы сделал объявление, что на летний период необходима помощь в храме по дежурству. И я с радостью решила в этом поучаствовать. Я от Церкви стала получать помощь и поддержку, и мне захотелось внести и свой вклад. Благодаря дежурству начала всё больше узнавать о Церкви, дежурные мне объясняли непонятные моменты, отвечали на мои вопросы, касающиеся устройства храма. Когда я пришла в храм, я плохо понимала, что происходит на службе, а сейчас потихоньку внедряюсь в церковную жизнь. Стараюсь следить за богослужением по книге, чтобы понимать текст молитв и даже подпевать хору. Ещё мне нравится заниматься с детьми шахматами. Я обучаю их игре по разработанной мною методике. Вроде получается неплохо, но мне бы хотелось иметь какой-то план преподавания, поэтому с сентября решила вести занятия по обучающей книге, чтобы улучшить методику освоения детьми шахматных комбинаций.
   Я рада переменам в своей жизни, рада, что вернулась в храм. А самое главное, что приходить сюда меня никто не заставляет, никто не принуждает. Быть в Церкви - это только моё желание.

10let_8.jpgВИКТОР
   Моя семья не была глубоко воцерковлённой, а вот бабушка много молилась, поэтому первый церковный опыт, какое-то направление в сторону молитвы, в сторону понимания, что мы находимся под Божиим покровом, я получил именно от неё. А первые действенные шаги в сторону воцерковления были предприняты мною в Покровском храме села Ерино в 2000 году. Интеграция человека в церковную среду происходит, на мой взгляд, в основном, путём изучения основ христианской веры, познания Бога. В моём случае сложилась иная ситуация: я целиком погрузился в послушание на приходе. Храм был в полуразрушенном состоянии, велись восстановительные работы, и я принимал в них активное участие. В Ерино съезжались люди из разных городов, расширялся круг моего общения. Если в семье я рос в такой замкнутой системе, то здесь я почувствовал что-то совершенно другое, что-то новое и открытое. Я решил остаться в Церкви.
   Первая моя Литургия была совершена в алтаре - я вместе с другими детьми православного лагеря был приглашён туда. Возможно этот опыт как-то повлиял на меня, и Бог через этот опыт действовал в моей жизни. Я таким необычным способом оказался не просто в Церкви, а сразу в алтаре, там, где, можно сказать, святая святых. Во время летнего лагеря я посещал микро-катехизационные курсы, мы много общались, и у меня постепенно формировались какие-то общие взгляды.
   Когда я пришёл в этот храм, то уже непосредственно включился в богослужебную практику. Здесь мне предложили участвовать в чтении часов, благодарственных молитв по причащении, позднее и в чтении Апостола. Я начал познавать Бога с другой стороны благодаря обучению в Православном Свято-Тихоновском университете. Базовые знания, которые я там получаю, я могу здесь в храме реализовывать.
   На богослужении есть возглас священника: «Горе имеим сердца». Переводится как «К небу обратим сердца». Часто в своей повседневной жизни, в работе, несмотря на то, что моя работа связана с церковным служением, я замыкаюсь в себе, забываю о Боге, и начинается рутина. А на Божественной Литургии есть некое напоминание, что я опять отошёл, опять замкнулся, а стоит обратить своё сердце к небу. При этом есть абсолютная уверенность, что сам Бог не отходит от меня, Он находится рядом, это я не всегда готов с Ним взаимодействовать. Этот момент во мне нашёл такой отклик, что я решил на эту тему писать курсовую работу. Тема – феномен богооставленности. Меня интересует богооставленность в восприятии человека. То, как в этом отношении действует Бог, я уже узнал и на личном опыте, и столкнувшись с ветхозаветным отрывком, который решил привести в пример в своей работе. Исход евреев из Египта: Моисей водил людей по пустыне, и несмотря на то, что те постоянно роптали на Бога, постоянно отклонялись от истинной веры, Бог не оставлял свой народ, Он давал им пищу и питьё, Он дал им Закон. Это теоретическая часть работы. На практике предстоит перенести ветхозаветный опыт в современные реалии и узнать у людей, оставляет их Бог или не оставляет. Начав анализировать эту ситуацию, я понял, что однозначных ответов на этот вопрос у людей нет.
   Если вернуться 10 лет назад и вспомнить свои ощущения, связанные с приходом в новое место, то могу сказать, что тогда я почувствовал некую закаменелость, мне не хватало движения, каких-то послушаний на приходе. Храм вновь построенный, ничего восстанавливать не надо, хозяйства своего нет, козы не бегают. Городской храм был для меня новым опытом. Моё воцерковление начиналось с бабушкиных молитв, потом моя жизнь перенеслась, можно сказать, в поле, - это совершенно другая атмосфера, это абсолютный простор. Можно сравнить храм в Ерино с дачным участком в четыре сотки с забором, никто лишний на территорию не зайдёт, а если и придёт, подумают, впустить или нет. А здесь всё открыто.
   Общение с прихожанами складывалось легко, потому что многие были мне знакомы ещё по приходу Покровского храма, и этот факт отчасти сыграл свою роль, и я остался здесь. С кем-то из новых для меня людей я тоже подружился. Но всё же та окаменелость, которая пребывала во мне изначально, не ушла окончательно. Есть внутреннее ощущение, что я полностью не открыт, есть небольшая замкнутость, несмотря на то, что всех прихожан знаю, со всеми общаюсь. Может, чего-то мне не хватает, что-то Господь со временем откроет. Сегодняшний день – не последний, я в этом уверен. Бог даёт мне уверенность, что будет следующий день, следующая неделя. Я даже стараюсь планировать какие-то моменты своей жизни. Я не уверен, что реализую свои планы, но тем не менее ставлю перед собой какие-то цели.

10let_6.jpgНАДЕЖДА
Что изменилось за 5 лет? Я похорошела. Шутки шутками, но с другой стороны, душа очищается – и человек становится чище, на лицо светлее. Изменения душевные приводят к изменениям во всём организме. Для меня очень ценны отношения в приходе. Благодаря людям, с которыми общаюсь, я меняюсь, стараясь быть лучше. Ведь мы все разные, друг у друга можем чему-то учиться. Евангельские истории, которые я слышу во время богослужения, я, конечно, примеряю на себя, как платье. С каждой проповеди беру себе на заметку какую-то мысль, чтобы хоть на миллиметр сдвинуться с места, исправиться. Ведь суть Евангелия заключается в том, чтобы жить в мире с собой, с другими людьми, любить искренне, не лицемерно. Мне хотелось бы жить по заповедям, но не всегда так получается.
   Хорошее время для работы над собой – время поста. Когда только пришла к вере, мучала себя постом, не понимая его цели. Моя работа связана с физическим трудом, требует больших затрат энергии. Как массажист в то время я принимала по 15 человек в день, и, действительно, ощущала нехватку сил. Найдя себе оправдание, я практически перестала поститься. Но в голове всё равно оставались мысли, что пост – это полезная штука, к которой хорошо бы иногда прибегать с целью практики борьбы с собой, со своими пристрастиями. Сейчас в моей жизни наступил период, когда вопросы о еде в пост не столь принципиальны, я могу есть, могу не есть, важна сама работа над собой, касающаяся не только употребления пищи, но и борьбы со страстями духовными. В молитве прошу у Бога сил и терпения в этом нелёгком труде, потому что только с Богом это борьба возможна. И, конечно, пост – это время добрых дел, дел милосердия, время, особо располагающее к чтению духовной литературы.
   В первые годы моего воцерковления я много путешествовала по монастырям. Как-то раз была в Туле. Зайдя в храм, увидела икону Иоанна Кронштадтского, на которой священник изображён с чашей в руках. Меня тронула эта икона, и возникло ощущение, будто я знаю этого человека давным-давно. После этой встречи стала читать литературу о святом. Меня поразила та доброта, с которой Иоанн Кронштадтский шёл по жизни, отдавая другому всё до последнего. Наверное, это и есть истинная святость. Мне очень близко такое понимание христианства, и в своей жизни могу отметить моменты: когда делюсь чем-то с другим человеком, делаю это без сожаления, а не по принципу «одной рукой даёшь, другой – забираешь».
   Есть момент богослужения, который трогает меня до глубины души. Во время Божественной Литургии перед причастием, когда хор исполняет «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи...», а в алтаре идёт подготовка к евхаристии, я переживаю особое трепетное состояние. Эти слова, обращённые к Богу, относят меня к прошлому, в котором было много суеты и не было веры. Я прошу у Бога прощения за себя, за своих детей и благодарю Его за то, что теперь имею уникальную возможность быть с Ним.
   Хочу поделиться своими чувствами: я очень люблю этот храм, люблю людей, здесь присутствующих, люблю священников, они у нас хорошие, и очень скучаю по всем. Конечно, бывают моменты разногласия, но с течением времени люди находят друг с другом общий язык. Мне хотелось бы чаще бывать в храме. Сейчас был сложный период в моей жизни, необходимо было привести в порядок некоторые дела, решить некоторые проблемы. И если бы мне не удалось морально и материально подготовиться к их решению, то я практически не смогла бы приезжать сюда. Я со страхом обдумывала эту мысль, но с молитвой пришла ко мне от Бога помощь. Я почувствовала свободу, и сейчас испытываю такое удовольствие, что нахожусь в храме и что мне никуда не надо бежать сломя голову.
Posted by admin on Sunday 13 October 2019 - 21:31:00 printer friendly LAN_NEWS_24

You must be logged in to make comments on this site - please log in, or if you are not registered click here to signup


Икона дня




© Разработка сайта от www.seosale.ru 2010-2012. Все права защищены.